01:21 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Название: Transformers and humans, so humans. Part 3.1.
Автор(ы): Solet SerCro, EDM
Рейтинг: NC-17, 18, 19!!!
Фандом: Transformers Setting(без привязки к конкретным сериалам и, упасипраймас, фильмам)
Жанр: Обширный Alternative Universe. Местами порно. Местами детектив. Местами пиздец.
Права: Все у создателей, хотя от обширного хентая "по мотивам" я не отказался бы =)
Саммари: Предположим, что персонажи соответствуют заявленным в характеристиках параметрам интеллекта =)
Комментарии: Никанонные единицы измерения времени:
Клик: 0,7 секунды
Цикл — 10 дней
Ворн: 115 лет
Также, поскольку трансформеры много пользуются для внешнего общения английским, то единицы системы СИ к ним тоже перекочевали — они очень удобны для живущих на Земле, а Кибертрон далековат.
Историческое допущение 1: поскольку Кибертрон — живая планета, гражданская война его не порадовала(особенно раздел с бомбежками, и драки носителей Матриц). Все нейтралы были выведены в стазис, а воюющие — вышвырнуты на орбиту Земли суровым пинком, без энергона и ремонтных линий, примерно в 2005. Победивший получает Кибертрон.
Историческое допущение 2: При развале СССР через год распалась и РФ — на Московию и Независимую республику Сибирь, сохраняющие очень вооруженный нейтралитет. Десептиконы — у границы последней, в степях Монголии, автоботы — как ффсегда =))) в США, в районе Невады. Летающие, колесные трансформы и гештальты есть у обеих сторон. Много аффтарских персонажей(специально для тех, кто не заметил, что это аффтарская вселенная "по мотивам"))))
Да, это очень проевропейский взрослый взгляд на очень японскую детскую историю. Нуачо, они сами =))


Часть 1.
Водитель, он же телохранитель — хотя в этот раз его функции явно сейчас оставались чисто декоративными — поставил раскладной стул прямо на газон громадного поля, скорее всего бывшего футбольного. Избранная для переговоров местность раньше принадлежала одному функционеру с гигантоманией... впрочем, Фим не возражал. Ему здесь даже нравилось. Уют не уют, но своеобразное очарование пейзаж таил... вот только собиравшаяся прибыть на переговоры особа не торопилась показываться. Фим Алебастров, собственно, и не ждал иного. Кто первый пришел, тому и надо больше всех, как считали некоторые. Дипломат, однако, придерживался мнения, что точность суть вежливость королей. До начала назначенной встречи оставалось полторы минуты.
Минута.
Над головой раздался далекий вой турбин. Крутая шишка, раз везут... или сам летит.
Но в чистом небе — ни точки.
Полминуты. В зените что-то промелькнуло...
Время.
С невероятным воем в крутом пике вниз рухнул самолет — показавшийся сначала маленьким. Ближе, ближе, ближе к земле...
В последний момент он вырулил, пронесшись едва не над головами людей, и прямо в посадке трансформировался.
Фим продолжал сидеть, и только бог знает, чего ему стоило не дергаться. Возможно, этому помогло осознание, что выбежать из-под падающего самолета еще никому не удавалось. Так что он пропустил мимо ушей вопль охранника — даже отмахнул ему ладонью, чтобы тот вернулся к машине.
— Вы вовремя, — произнес дипломат, не повышая голоса.
Десептикон подошел, не утруждая себя немедленным ответом, и с интересом посмотрел на человека и его раскладной стульчик.
— Я был занят, — наконец, уронил он, оставаясь стоять. Нет, если верить данным, росту он был небольшого — всего-то доставал макушкой ровно до середины второго этажа местного особняка. А потолки там были ого-го.
Но организм в это поверить никак не мог — на поле явно стоял ОЧЕНЬ. БОЛЬШОЙ. ДЕСЕПТИКОН.
Фим встал тоже. В конце концов, он не собирался быть невежливым. И — хотя протоколов для подобных встреч еще не написано, следует придерживаться имеющихся. Даже если они явно абсурдны.
— Не сомневаюсь в этом. — Дипломат склонил голову — едва. Кивнул, как мог бы приветствовать равного. — Мое имя — Ефим Алебастров. Я представляю министерство иностранных дел Независимой Республики Сибирь. Представьтесь, пожалуйста.
— Локер, офицер внешних коммуникаций императора Мегатрона. Представляю Империю десептиконов, — самолет ответил кивком и притушил линзы. — Я предложил бы перенести встречу в недалекие горы. Иначе вам будет сложно со мной говорить.
— Я вас отлично слышу... и полагаю, что вы меня тоже. Психологический комфорт в данной ситуации — то, чем можно пожертвовать. Я не прав?
— Возможно, — Локер сел, подвернув длинные ноги, и с интересом уставился на собеседника. Обычный человек — две руки, две ноги, одна голова, покраска светлая. Как они друг друга различали без электронных подписей? Сам дес отлично приспособился оперировать ДНК-метками, но они-то решают вопрос иначе... Он отвлекся от лишних мыслей, только забивавших процессор.
— Если все пойдет удовлетворительно, я буду вести переговоры со стороны республики Сибирь. — Фим кивнул и тоже сел. — Насколько я понимаю, наш статус приблизительно соответствует друг другу, так что никаких дополнительных реверансов не потребуется. С вашего разрешения, я начну записывать происходящее в видеорежиме. — Он не стал упоминать, что на микрофон это все и так пишется.
— Ваше право, — кивнул Локер, — я тоже пишу.
Он не стал добавлять, что не просто пишет, а транслирует в реальном времени на их спутник. Человеку этого знать не стоило.
— Начнем. Вы знаете наши условия?
— Я внимательно рассмотрел их и проконсультировался с некоторыми специалистами. Вкратце — место под полноценную военную... назовем это базой... и массовые поставки топлива. Плюс некоторые льготы относительно воздушного пространства эт сетера... и так далее, — поправился он. — Я правильно излагаю?
— Верно. Точнее — беспроблемный полет только для нашего знака, — пальцы истребителя коснулись груди, где льдисто мерцал фонарь небольшой кабины. — Вы нас все равно не собьете, но не хотелось бы портить отношения... и поставлять под удар раненых товарищей.
— Разумеется, это будет подразумеваться, если мы заключим союзный договор. Что до наших ПВО — они не настолько беспомощны, как может показаться... но к делу это пока что не относится. Я хотел бы услышать, что вы готовы предложить. Сотрудничество редко бывает односторонним, и называется иначе в таком случае, вы же понимаете.
— Это не репарации, — кивнул истребитель, — мы вас не завоевывали. В ответ мы готовы встать в строй вашей армии — некоторые из нас, разумеется. Благодаря поставкам топлива мы разбудим многих из стазиса. У вас не будет проблем с границами... и с добычей нашего же топлива. И вашего. Несколько шахтеров решат вопрос, — с его точки зрения, сейчас он сказал большую колкость. Очень большую. Начальство может и крылья ободрать.
— Мы не пользуемся шахтерами, — пожал плечами дипломат. — Я подозреваю, что вы имеете ввиду нечто вроде наших горнопроходных щитов, но в любом случае это вопрос для специалистов, не ключевой для нас сейчас. Мое правительство больше интересуют внеземные технологии. Например — продемонстрированная вами антигравитация. Я, простите, немного разбираюсь в аэродинамике, — Фим не стал упоминать, что разбираться он стал за последние полторы недели, — и то, что вы продемонстрировали несколько минут назад, земными технологиями необъяснимо.
— Это не была антигравитация, — Локер позволил себе ухмылку, — неспортивно. Но да. Некоторые технологии мы готовы передать также. И захваченные дезактивные тела — не все, но несколько. Если сотрудничество пойдет хорошо, думаю, ваши ученые могут даже объединиться с нашими.
— Мне, строго говоря, безразлично, как это называется. То есть по части привлекательности сделки, полагаю, вопросы только уточняющие, но никак не возражения. Теперь что касается, извините, безопасности этой сделки. Наши... державы, назовем это так... уже сталкивались, и это были достаточно неприятные инциденты. Кроме того, мы уже выяснили, что противостояние невыгодно обеим сторонам... но мои руководители особенно подчеркивали, что хотят гарантий соблюдения договора с вашей стороны. — Фим пожал плечами. — Я с трудом представляю, каким образом это может быть осуществлено. Кажется, я слышал что-то о ядерных боеголовках, но точнее сказать не могу.
— Нашим гарантом может служить наша служба, — пожал плечами Локер, — впрочем, если вы уточните требования — мы их рассмотрим. А что до столкновений... они неизбежны на первом этапе.
— Мы это отлично понимаем... и именно потому этот разговор вообще возможен. — Фим соединил руки на коленях. — Однако если внезапно вы решите расторгнуть этот самый договор, полагаю, будет очень сложно убедить несколько... сотен гигантских человекоподобных роботов, хм, что они неправы в этом решении. Однако мы в этом маловероятном случае постараемся, вы же понимаете. Мы мирные люди... в основном. Поэтому сил для драки приходится запасать с избытком. — Он улыбнулся, стараясь, чтобы это была снисходительная, а не заискивающая улыбка.
— Запрос ясен, — кивнул Локер, и задумался, — с полученными от нас технологиями вы сможете противостоять нам на равных. Не совсем... но вас больше. А, отрезанным от месторождений, нам придется снова частично впадать в стазис. Паритет.
Истребитель все же прекрасно владел английским, на котором и шли переговоры, несмотря на пробивающиеся в речи чисто кибертронские определения.
— Я понимаю вашу мысль. — Ефим кивнул и медленно, аккуратно поставил на колени небольшой кейс, подняв его из травы. — Здесь — небольшой портативный компьютер, с привычным для нас интерфейсом, и данными о той территории... — дипломат услышал странные звуки из динамика робота, но решил не заострять внимания на них. — Карты, данные геологоразведки, аэрофотоснимки... Эту территорию республика Сибирь готова предоставить своим СОЮЗНИКАМ под развертывание военной базы. Там же находится типовой проект договора в том виде, в котором он видится нам. Разумеется, это первая редакция, и в ней могут и должны быть поправки. — Он поднялся и протянул кейс собеседнику.
Десептикон очень осторожно взял кейс. Даже, пожалуй, преувеличенно осторожно.
— Мы изучим эти данные, — он кивнул, — куда можно передать наше предложение?
Он до того не сталкивался с техникой белковых — разве пару раз уворачивался от их ПВО.
— Мы обдумали этот вопрос, и создали, эээ... средство связи. — Насколько Фим понял, это было что-то вроде мобильного телефона с жестко заданным номером. — Прямоугольный брусок с кнопкой и динамиком, позволяет связаться с моим министерством, и скорее всего они вышлют меня для дальнейших переговоров.

Локер едва заметно ухмыльнулся, но "средство связи" принял.
— Я нахожу встречу продуктивной. Гораздо продуктивнее прежних, — отвесил он комплимент, и заодно мысленно прошлых переговорщиков обеих сторон обозвал косыми гайками, — У вас принято сразу расходиться или как-либо еще проводить время?
Тут сведения различались сильно. Официальные источники, доступные десептиконам в сети, настаивали на некоей последующей вечеринке, но какой банкет у белкового со стальным?...
— Полагаю, после обязательной части мероприятия идет произвольная. Скажем так, в качестве жеста доброй воли я уполномочен передать вам сведения о том, что мы уже имели контакты с представителями другой фракции вашей... расы? Они предлагали нам войти в Альянс, формирующийся под их руководством. Возможно, вы захотите совершить аналогичный жест доброй воли, и поделиться той информацией. которая нас, по вашему мнению, может заинтересовать. — Фим продрался через даже для него сложноватую словесную конструкцию.
— Что вы хотите узнать? — в качестве ответного жеста доброй воли Локер протянул ему ладонь, предлагая встать, — общаться на одном уровне взгляда удобнее и вам, и нам.
"Иначе пробуждаются нехорошие желания", — добавил мысленно истребитель. Он и правда едва удерживался, чтоб не хлопнуть белкового. Ну, не то чтобы едва... но поползновения в процессоре ощущал.
Фим пару секунд глядел на эту ладонь, потом прикусил губу, и встал на нее, надеясь, что колени не дрожат.
— Спектр вопросов крайне широк... но я лично хотел бы услышать от вас мнение о нас как о... хмм... биологическом... разумном виде и социуме. Понимаете, это то, что необходимо знать перед тем, как, эээ... строить стратегию общения как таковую. А кроме того, мы ужасно самовлюбленная раса, знаете ли. — Он улыбнулся криво.
Он отдавал себе отчет, что в ближайшие полминуты будет сделано несколько кадров, которым возможно, суждена не меньшая известность, чем гагаринскому "поехали". И постарался соответствовать моменту. Обе стопы его ровно умещались на ладони, и ощущения от подъема были в точности, как в лифте.
Локер едва удержался, чтоб не погладить человеку мягкий животик, как крохотному, неоформившемуся еще дрону-компаньону в пластиковой скорлупке.
Сам он тоже встал, и переговорщик от людей оказался на высоте весьма приличной. Достаточной, чтоб сломать что-нибудь при падении.
— Многие внутренние структуры и проявления наших обществ схожи, — начал истребитель, — несмотря на разницу в форме существования.
"И размерах" — это прямо-таки подразумевалось и ощущалось.
— У нас есть даже собственная гражданская война.
— И все-таки мы можем сотрудничать. Хотя бы потенциально, — Фим склонил голову. — Вы понимаете, что мы слишком мало знаем о вас... и все-таки мне хотелось бы вернуться назад с хорошими новостями. О том, что несмотря на разницу, между нашими народами есть нечто общее. Нечто, на основании чего мы могли бы развивать процветание наших народов. Задачка скорее для социологов, чем для дипломатов, однако — что вы лично, посланник Локер, думаете о людях?
Десептикон задумался, машинально подавив первые ответы. Вряд ли они будут счастливы услышать "бесполезный шлак" и "биологическое загрязнение прекрасной планеты", но сделал вид, что подбирает формулировку.
— Вы... очень быстрая раса. Некоторые из нас старше вашей планеты — но ваши технологии уже близки к нашим, — ну тут он откровенно польстил людям, — за свои неполные сто лет жизни вы успеваете не меньше, чем иной трансформер за сотни ворнов существования — вырасти, воспитать потомство, повоевать, совершить иные воспеваемые действия...
— Благодарю вас, Локер. Полагаю, это сильно поможет дальнейшему ходу переговоров. — Фим кивнул — похоже, теперь была выполнена и произвольная программа. — Теперь мы можем заняться своими делами... если у вас нет никаких вопросов.
— Вы спешите к своим? — Локер чуть нагнул голову, неожиданно создав странное ощущение, что линзами он заглядывает собеседнику прямо в глаза. И держал ладонь так же ровно, не шелохнув ни секунды.
— Вы предлагаете вместе прогуляться по злачным заведениям? — Фим улыбнулся. — Это, конечно, будет полностью неофициально, но вы явно будете звездой вечера.
— А, вы спешите в злачные заведения? Жаль, наша база на военном положении, — Локер чуть расслабился, переводя плавно беседу на менее официальных уровень, — но вы все равно бы не оценили прелесть наших заправочных станций.
— Да, полагаю, я недостаточно глубоко в нефтяном бизнесе, чтобы оценить всю прелесть... разница восприятия, полагаю. Впрочем, пара моих знакомых не отказались бы.
— Вы не поняли, — пояснил дес почти мягко, — наши заправки — почти полный аналог ваших заведений общепита. Со всеми прелестями... разных возможностей. От официального приема до плясок на столах.
Он хмыкнул, вспоминал, что сам, несмотря на высокий уровень сборочной линии, предпочитал ходить по весьма паршивым закуткам столицы. Там и вышел в свое время... эх.
— Я отлично это понял, — Фим склонил голову. — Просто те мои знакомые, о которых я говорил, наверняка не откажутся заняться такого рода бизнесом в дальнейшем, если все пойдет... оптимально.
— Боюсь, у нас слишком много желающих заняться им самостоятельно. Вы как-нибудь познакомитесь с Октаном и тут же выбросите эту мысль из своего процесс... своей головы, — поправился Локер, вспоминая отвратительный характер заправщика.
— У меня таких мыслей и не водится, но — вы плохо знаете наших монополистов... впрочем, скорее всего, у наших рас больше общих черт, чем предполагалось.
— У всех разумных рас множество мест стыка, — согласился Локер, и осторожно пронес немного ладонь вперед. Подальше от себя. Он все-таки не очень любил белковых... просто коллеги по знаку не любили их еще больше. Намного больше. Осталось подписать взаимовыгодный контракт — а дальше их как распоряжаться выгодами — решать стратегам и тактикам. Это — глобально.
Себе Локер планировал отхватить немалый кус влияния — в белковых он видел не мерзкий мусор, а исключительно интересные шансы.
— И жадность... ах, пардон — деловая смекалка — одна из них... — Фим старался не смотреть вниз. Высоты он не боялся, но от такого и голове недолго закружиться. — Еще один вопрос. Ваш конфликт с собратьями... необратим?
— Он длится очень долго, — уклонился от ответа десептикон, — и его непосредственные руководители живы и здоровы. Пока перевеса нет.
Локер снова тоскливо обдумал ситуацию. Ему, сказать по правде, на разногласия десептиконов с автоботами топливом было налить уже довольно давно. Он хотел домой, на Кибертрон, он устал от задворок Галактики, но в этом мог полагаться только на себя — лидеры совсем не спешили останавливать конфликт, а планета отказывалась принимать расу в гражданской войне. А Локер совсем не планировал принимать героическую смерть в попытках убить Прайма или Защитника. Нет-нет-нет. Его и так неплохо заправляют.
— У вас в чем-то похожая ситуация, — решил он сменить тему, — ваши соседи, Московия, раньше была вашей частью?
— Да, определенно, — дипломат возражать о том, кто в кого входил, не собирался. — Другой вопрос, что сейчас этот конфликт, скажем так... экономически невыгоден. Потому продвигается очень вяло.
— И в основном как информационная война. Признаться, нас удивило, насколько яростно вы сражаетесь словами, отказавшись от оружия, — Локер покачал головой. Как можно было отказаться от танков и самолетов и превратить войну в болтовню, он не принимал принципиально.
— По нашим меркам давно, по вашим — вчера, у нас была одна, общая война против другой страны и ее помощников. Мы победили — и остались на руинах. Это стоило нам слишком дорого, и кроме того, в конфликтах, возникших вокруг той войны, использовалось оружие слишком... сильное. Я понимаю, вам, возможно, будет смешно. Но теперь здесь слишком много оружия, чтобы мы, начав войну или вступив в нее, надеялись уцелеть. Полагаю, в нашей хрупкости наша сила. Локальные конфликты — да. Глобальная война — это слишком страшно и слишком окончательно. Нам, знаете ли, некуда бежать, если эта планета станет непригодной для житья... уж простите, если задел.
Локер подумал, что когда-нибудь, не при массе лишних глаз, он расскажет этому человеку, почему их собственная планета от них отказалась. Потом. Он вспомнил названное имя, провалившееся уже в архив из оперативки — Фим. Почти как сокращение от десептиконского.
— Значит, вам нужно еще больше оружия, чтобы война наконец закончилась, — улыбнулся истребитель тонко.
— Возможно, вы правы. Но я предпочитаю думать, что у нас слишком много оружия и без того. Разумеется, не все думают так, как я, и оружие — это очень прибыльный бизнес. Но мертвецам деньги ни к чему. Должно быть, это разница менталитета смертных и бессмертных.
— Мы тоже умираем, — возразил Локер, — и нас гораздо меньше, смерть каждого — прореха и потеря.
Он вспомнил недавние события, и мысленно поморщился. Слишком много тогда стало прорех, даже в его ближайших нечастых рядах.
— Вы лично когда планируете умереть? — Фим улыбнулся. — Я — лет через семьдесят-восемьдесят. Максимум. Именно в этом и разница.
Локер пожал плечами. По его мнению, белковых стоило за это пожалеть. Но ведь их бешеный темп жизни и возник от постоянно наседающей смерти... А этим уже стоило пользоваться на всю катушку.

***
Переговоры продлились почти два стандартных месяца. Локер в них участвовал исключительно удаленно, скучая на десептиконской базе и лениво употребляя энергон, коего за вредность плотного общения с белковым ему лорд от щедрот назначил побольше.
База почти вымерла — Нокдаун не вылезал из лабораторий, все больше напоминая безумного изобретателя авти, боевиконы лениво постреливали в степи, даже не по белковой живности — так, по деревьям. Затишье, почти что перемирие. Авти тоже притихли за океаном, и стычек с ними никак не случалось, так, что десептиконы начали потихоньку уже грызться друг с другом.
Локер не принимал участия в коллективных забавах "поймай и уговори на интерфейс", да и вообще мало в чем участвовал, больше переписываясь с белковым знакомцем — Фимом. Собеседник из него вышел удивительно медленный, но столь же удивительно интересный.
Единственное интересное событие кончилось, не начавшись — какой-то примчавшийся к воротам белковый был благополучно пришиблен Нокдауном и выдан в жареном виде пискнувшим было авти. Скучно.
Впрочем, процесс переговоров таки шел — ни шатко, ни валко, как говорили тут. И дошел до стадии конкретных действий — в итоге было оговорено, что белковые инженеры построят для новых союзников экологически чистый источник энергии... пробный. Для десептиконов концепция "построить источник" была, как бы это... утопической. Энергия либо есть, либо ее нет, и весь вопрос в том, чтобы ее собрать и присвоить. А создавать — это как? Фим обещал продемонстрировать. С тем и договорились вылететь в указанный квадрат.

Локер неизменно поражался изобретательности белковых. Как это Фим говорил — хитровыебанности. Как-то они убили пол-ночи на филологический диспут, перейдя с английского, на котором вначале общались десептиконы(решив, что это местный аналог всеобщего кибертронского), на русский. Оказалось, что языки тут отличаются почище, чем диалекты трансформеров. У них все строилось на едином принципе, тут — в каждой группе языков был свой хитрый ключ.
Фим, лингвист по первому образованию, был рад найти столь... понимающего и обучаемого ученика, готового делиться собственным многообразием знаний. Вот и сейчас они тут же перешли на русский — им Локер владел уже достаточно прилично — с вкраплениями кибертронского.
— Собственно говоря, — Фим продолжал начатую ими дискуссию по сети, — это тот же самый ваш принцип, собрать и присвоить. Только в данном случае это самое собрать относится не к вражеским ресурсам, а к природе. Посмотри, ведь чтобы этакая масса воды двигалась, нужна чертова уйма этой самой энергии... и если мы немного подрихтуем профиль вот этого всего, делаем искусственный водопад... вуаля! колесики крутятся, и все, кроме местных промысловых рыб, счастливы. Для рыб приходится искать отдельное решение, чтобы не вымерли... ну, если оно возможно, конечно. Иначе приходится искать решение для экологов.
Фим показывал на экране ноутбука схемы водохранилища на Ангаре.
— Вот, вкратце, так это все устроено внутри. Основная сложность в том, что если просто навалить кучу бетона и вгрузить в нее турбину, то очень быстро все это дело рухнет, сильно испоганив как местность вокруг, так и уже наработанные вокруг этого дела коммуникации... не говоря о том, что придется перераспределять нагрузку на другие источники. У нас такое было.
Локер снова держал его на руке — в основном из-за своеобразного ощущения, давно его не посещавшего — под ногами открывалась пропасть, почти как Провал на Кибертроне. Меньше, конечно, гораздо меньше, но летун давно не встречал таких циклопических сооружений, и мельком задумывался — почему им самим в голову это совсем не пришло?... Они использовали энергию лавы на рудниках, но на Кибертроне не было ни воды, ни — соответственно — пара... и он снова испытал странное покалывающее чувство. Восхищение. Такие крохотные, мягкие, нежные, юные, а ведь даже кибертронцам есть, чему поучиться.
— Инженерные расчеты нужны и здесь, — кивнул Локер, — я понимаю, без ребер жесткости конструкция не устоит.
Крохотные белковые решительно кромсали облик родной планеты — преобразовывая и меняя его. Попробовал бы кто-нибудь эдак покромсать Кибертрон!
— Да... и еще куча всяких примочек, которые лично я — даже представить себе не могу. У нас этим занимаются специальные люди, которые для этого учатся довольно долго. Там, рассчитывают запас прочности, напор воды, порядок эксплуатации, сопротивляемость износу... В общем, я о таком имею только самые общие представления. В рамках общего же образования. — Фим пожал плечами. — Таких рек, как Ангара, у вас рядом с вашей базой не будет, понятно — она такая одна. Но Урал — это как-никак горы, и горные речки перегораживать проще в чем-то. Хотя они и мельче. В общем, на самом деле есть куча разных возможностей, смотри. — Он развернул на ноутбуке карту местности, и потыкал пальцем. — Вот тут и тут — участки, где можно будет попробовать установить ветряки. А здесь — и теоретически вот здесь, но толком пока не скажу — можно сделать плотины. И у вас сразу же образуется базовый уровень энергии, который есть всегда, вне зависимости от сжигания топлива, то есть дальше уже можно строить какую-нибудь электростанцию на подвозном сырье, или еще как-то извращаться с повышением запасов, но НЗ на крайний случай есть всегда. Если бы поблизости было побережье, можно было бы еще приливные электростанции собрать; но чего нет, того нет. Это уже задел на возможное будущее. Схемы и инженеров Совет готов вам предоставить, и строителей тоже, но я подозреваю, что вам строители в целом ни к чему. Правильно?
— У нас есть гештальт конструктиконов, — кивнул Локер, прикрывая второй рукой своего спутника от ветра, — поэтому со строительством проблем не возникнет. Но нам нужны... материальные носители энергии. Электрическая энергия важна, но без энергона мы не будем работать полноценно.
Он все пытался объяснить белковому, что для них энергон, и сошлись в итоге на том, что больше всего это напоминает кровь. Фим смеялся, что с машинами-вампирами ему работать еще точно не доводилось.
Среди их мирного диалога отвлеченное предложение Локера прозвучало неожиданно:
— Если хочешь, я могу провезти тебя вокруг. В кабине.
Он прикрыл глаза, размышляя о том, что белковый в кабине — дело весьма интимное, но авти постоянно таскают белковых внутри — стоило предложить аналогичное хотя бы этому симпатичному переговорщику. А то решат еще, что даже на такую малость десептиконы не способны.
Фим предпочел продолжить тему энергии:
— В теории, мы для этого пользуемся батарейками и аккумуляторами... ну, это многоразовые батарейки. А так — нефть и уголь. Но это ресурсы, скажем так, невосполнимые. То есть на их восполнение уходит такое количество времени, что по факту они считаются невосполнимыми, в отличие от того же дерева, например. Хотя там свои геморрои... Смотри. У нас довольно много видов топлива, но чем более оно эффективно, тем реже оно встречается и тем, понятно, дороже становится. Торф, дерево, уголь каменный и древесный — это одно. Этим промышляли издавна. Нефть — это другое. Для этого уже кирка и лопата с топором не покатят, нужно бурить скважины, они начинают гореть иногда, вокруг куча шушеры налипает моментально, потому что деньги — они всегда такие проблемные штуки... А если говорить за уран и прочий цезий — это вообще полный пиздец, абзац и жопа, но атомные энергостанции работают только на них. Зато если ебнет, то засрет все вокруг на тыщу лет. Ну, грубо говоря.
Фим, договорив, вздохнул, потом спросил чуть тише:
— Ты уверен, что это следует делать? То есть мне было бы очень интересно и любопытно, но я с трудом представляю, как мне бы ощущалось посадить внутрь себя кого-то еще. То есть подозреваю, что было бы неприятно.
Сначала Локер ответил на первую тираду:
— Когда мы справимся с гражданской войной, мы вернемся. Думаю, кое-что из наших технологий вам определенно пригодится — многие луны планет вашей системы куда богаче этой планеты... и на многие глубины вам будет слишком дорого забираться. Если сотрудничество пойдет плодотворно, мы разгрузим ваши проблемы с ресурсами.
Эта его манера использовать обсцентную лексику самолет отчаянно восхищала, но сам он пока не рисковал вплетать в речь столь заряженные выражения. И вдруг он искренне хмыкнул.
— И я знаю, что такое аккумуляторы!
Посмеявшись вместе с Фимом, он продолжил:
— Наша конструкция предусматривает внутреннюю полость. Там можно возить груз, например... или пустить кого-нибудь за управление, если сам не можешь. Я не помню точно, почему нас начали конструировать именно такими, но почему нет? У меня даже кресло есть. Правда, — он кратко подсчитал параметры, — очень жесткое для вас.
— Я не сомневался, что знаете, но были сомнения насчет того, что вы их называете так... а что до жесткости, то я ж не поселюсь там, а полчаса или больше наверное не заставят меня развалиться, — дипломат покачал головой. — Ваше предложение очень щедрое, и я им воспользуюсь.
Локер окинул взглядом плотину. Вес выдержит, места хватит... его радовало, что Фим перестал водить с собой охрану.
— Постой здесь, — он бережно поставил человека подальше от края, и трансформировался. Удивительное все же зрелище — детали уходили вглубь, выдвигались, стыковались почти бесшумно — рев водопада внизу все глушил. Секунды — и вместо статного высокого робота над пропастью стоял небольшой остроносый истребитель с фиолетовым знаком у самого крыла. Узкий колпак кабины откинулся.
— Приглашаю, — проурчало из вокалайзеров.
— Благодарю, — дипломат склонил голову, а затем поднялся по небольшой лесенке в кабину. — Это... впечатляет. — явно проектировался салон не под людей. Что-то такое было в дизайне... намекающее. — Я правильно понимаю, что более крупные ваши экземпляры способны переносить в себе более мелких?
— Да, — теперь голос его будто окружал целиком. — у нас были целые сборочные линии грузовозов. Более того — раньше число боевиконов составляло весьма незначительный процент.
Самолет разгонялся медленнее, не желая повредить белковому — и оторвался почти что мягко. Это обзорная экскурсия, а не гонка на уники, верно? Локер ограничился дозвуковой скоростью и небольшой высотой.
— Если хотите, я объясню, почему эта идея вызывает у меня лично и, скорее всего, у других людей такое, хмм... замешательство. — Фим разглядывал все вокруг — любопытство внятно орало "черт с ней с головой, я хочу это увидеть".
— Мне интересно.
Локер вывел изображение снаружи еще и на дополнительный экран. Под ними стелились поля, начинались уже первые долины, и выглядело это... красиво. И недоработанно, на его взгляд... А Фим наслаждался зрелищем и болтал одновременно. "Налаживание понимания и добрососедства", говорили высоколобые умники из специалистов по контакту. "И личных связей", добавляло начальство.
— Дело в том, что у людей тоже есть определенные полости в теле, даже несколько. Ну, по сути, куча внутренних органов представляет из себя такие вот полости... и в принципе некоторые из них пригодны для переноски чего-то. Но это очень не принятая практика, использующаяся только в крайних случаях, когда нужно сохранить что-то от чужих глаз и рук. Оптики и манипуляторов, в смысле. Ну, не все способны обыскивать человека настолько тщательно, чтобы обнаружить, скажем, пакетик с порошком во рту... или капсулу с ним же в заднице, например. Естественно, сородичей подобным образом транспортировать нельзя в принципе, хотя в отдельных сказках подобный метод используется очень большими людьми для очень маленьких или стандартного размера людей. Это сказки, они для развлечения, и не содержат правды. А переноска предметов таким образом чревата двумя видами последствий — во-первых, организм-носитель может пораниться или отравиться, и во-вторых... эээ... предмет скорее всего испачкается.
— У вас отработанное топливо хранится в самом теле, и отработка не по полному циклу, — согласился Локер, — у нас энергон сливается только в нескольких процессах. Грубо говоря — от очень сильной боли и от очень сильного удовольствия. Я сейчас не рассматриваю ранения, конечно.
Он заложил широкий вираж, не рискуя выделываться в высшем пилотаже — зашибет еще пассажира.
— Именно так... и прочие телесные жидкости тоже не всегда подарок. Я бы сказал "всегда не подарок", но кровь иногда дарят, в особых случаях. Когда кто-то из сородичей в ней нуждается. А у вас принято донорство?
— Донорство... — Локер прогнал слово по базам, — хм... Да. Срочная дозаправка почти севшего товарища иногда применяется... но у разных трансформ энергон в процессе переработки приобретает разные свойства. Моим топливом не заправить бульдозер — ему просто не хватит энергии, его топливом не заправить меня — я выпаду в оффлайн на несколько циклов, пока системы справятся с переработкой. Но иногда, в критических условиях, это применяется.
Локер завис на антигравах, показывая интересное зрелище спутнику — густые облака подсветило солнце.
— На нашей родине не было подобных явлений, — пояснил он.
— Мы тоже считаем это красивым. Что до донорства — это полагается очень достойным деянием, поскольку как правило, спасает жизнь другого человека. Некоторые делают это за деньги, поскольку подобное действие ослабляет самого человека... некоторые даже продают за деньги почку или легкое, но это как правило от полной безысходности. Чаще всего жертвуют чем-то, что способно со временем восстановиться. Кровь, плазма, костный мозг, волосы... сперма, хотя это как раз немножко не то же самое.
— Ах да, у вас же нельзя сменить конечности, — кивнул Локер, — никак не привыкну. Мы были очень удивлены, увидев первый раз инвалидов. У нас такого нет — даже если детали совершенно устарели и уже сто ворнов не выпускаются, ему просто поставят новый корпус. Опасны лишь повреждения основного процессора и Искры.
— К сожалению, у нас эта концепция чаще всего не работает. Мы можем заменять утраченные части тела только протезами... а это, как ни крути, очень грубые и почти не функционирующие подобия частей тела. С зубами это еще работает, а вот протез руки или ноги, как правило, становится мучением и приговором на всю жизнь. — Фим вздохнул. — Впрочем, исследования на эту тему ведутся уже давно, и протезы по мере времени совершенствуются.
— Возможно, ваши ученые заинтересуются нашими технологиями и в этом, — Локер вышел на приличную высоту, показывая облака уже на самой границе тропосферы, — авти не делятся, как я посмотрю, — хмыкнул он.
— Мы не знаем, — Фим досадливо повертел головой — уши все-таки закладывало. — Американцы... ну, скажем так, у нас с ними не настолько близкие отношения. Подозреваю, что с ними ни у кого не настолько близкие отношения, чтобы они делились своими... конфетками. Это политика, и она такова, ничего не поделать. А кроме янки, ваша вторая фракция ни с кем особо и не общается.
Локер неторопливо пошел на снижение, подав в кабину дополнительный кислород — все же воздух был тут пореже, чем внизу.
— Вы с ними в напряженных отношениях, — отметил он мельком, и добавил без паузы, — мне пришел приказ о назначении в общее ведомство контактов. Думаю, тебе тоже он пришел.
— Да... мне говорили об этом, но я, честно признаться, не очень понял ситуацию. Ведомство контактов... я так понял, это та группа, которая будет заниматься налаживанием взаимоотношений от Сибири. И пока туда под патронажем моего начальства вхожу только я, собственно... так что по сути, ничего не поменялось.
— От десептиконов вхожу только я, — согласился Локер, — может, сразу сяду по указанным координатам? Нам выделили какую-то территорию, по карте там ангар.
Он хмыкнул мысленно — разумеется, только он! Кто бы еще смог так долго общаться с белковыми, если даже Нокдаун по ним палит почем зря?
— Можно попробовать, — дипломат чуть ослабил узел галстука.
Локер двинулся по указанным координатам, так же неспешно — ну пожрет чуть больше топлива, ну пролетит на за три клика, а за пятнадцать — зато не ушибет нежного белкового. Он насторожился, когда почувствовал странную щекотку — значит, что-то с довольно высоким сопротивлением замыкало выведенную в кабину цепь. Он было примерился рявкнуть "Руки убрал"... но решил, что это даже приятно в чем-то.
— Странно, — дипломат погладил приборную панель ладонью, — вы настолько похожи на некоторые образцы нашей техники... я думаю, не было ли поначалу у вас попыток контактировать именно с ними.
— У них нет высшей процессорной деятельности, — Локер едва сдержал хихиканье — ощущение оказалось очень забавным и непривычным. Пальцы по мере поглаживания то замыкали, то размыкали ему контакты, и ощущалось это в точности как мягкая щекотка.
— У нас тоже, только высшая нервная деятельность, если я правильно помню биологию. Но если отрешиться от непривычной маркировки, то даже панель выглядит очень стильно — и похоже на то, что мог бы сделать человек. Такое ощущение, что два разных пути эволюции привели к в чем-то очень сходному виду мышления. Я не причиняю вам неудобства?
— У нас есть возможность вывести управление на эту панель, но сейчас она обесточена, — приврал чуть-чуть Локер. Она действительно не работала — но по другой причине — он просто блокировал с нее все сигналы, а вот ток шел. — Ты можешь убедиться — мыслим мы действительно схоже, с поправкой на разную форму существования.
— Она такая... приятная на ощупь. Шелковистая, если так можно сказать про металл. — Фим вновь обвел пальцами контур панели. — Скажи, дружище, не под запись, а просто личное любопытство... У нас есть насекомые значительно меньше нас размером. Чаще всего мы их не замечаем, но иногда они вызывают у нас страх, отвращение или брезгливость. Нет ли чего-то аналогичного у вас к нам, благо размеры зачастую позволяют провести такую аналогию? Мы ведь действительно очень сильно отличаемся физически, как бы сходно ни было наше мышление.
От такого движения Локер поежился бы, находясь в гуманоидной форме. Обычно эти системы таились глубоко под броней.
— Мы бываем очень разных размеров.... но некоторые из нас действительно относятся именно так. Многие. Поэтому и послали меня, как самого неагрессивного и любопытного, — хмыкнул он.
— Примерно это я и подозревал. Очень подозрительно было бы, если б наши расы были настолько созданы друг для друга, как это представляется с точки зрения логики. Скажем так, я не поверил бы в такого рода совпадение... А вот так — более понятно. С этим уже можно работать, не ожидая более качественного подвоха.
— В ближайшее время с вами буду работать только я. Иначе придется проводить воспитательную работу с применением тяжелого вооружения, — хмыкнул дес, — но скажу одно — мы по крайней мере честные. Вот лорд Мегатрон не любит белковую жизнь — и не любит. Но не стреляет всех подряд, потому что понимает. А авти на словах любят, а на деле — сами смотрите.
Фим осторожно облокотился на спинку кресла. — Если суммировать все, что мы знаем о том контакте, и добавить к этому то, что мы предполагаем... то по сути там имеется ровно то же самое, что происходит здесь. Просто чуть раньше и чуть успешнее. Авти, как вы их называете, высадились где-то в районе Невады, если я ничего не путаю, и устроили там базу. Правительство вряд ли было очень уж счастливо, но сколупнуть пришельцев у них оказалась то ли кишка тонка, то ли мочевой пузырь ссыклив. Пришлось договариваться... насколько я понял, на не очень выгодных условиях. То есть пришли и взяли, и будем соседями, здрасссьте. Конечно, контакты имеются, и куча новостей им посвящена... но похоже, они не жаждут особо контактировать с местными или пришлыми. Из чего я и сделал вывод, что они не горят желанием интегрироваться, или что им там предлагали. Более того, учитывая, что сотрудничество могло бы им принести громадную пользу, а воз и ныне там — похоже, либо американцы действительно сплошь глуповаты, во что я не верю... либо же ваша вторая фракция последовательно отвергает саму концепцию сотрудничества более чем на уровне "мы в вас не стреляем".
Локер записал пару новых выражений в файл, специально посвященный лексике Фима.
— Но зато в них стреляем мы, — хмыкнул десептикон, — приземляемся.
Он совершил самую мягкую посадку, какую мог — и все равно тряхнуло неслабо.
— Угу. Как и любой военный конфликт, этот сложновато решить ко всеобщему удовлетворению, понимаю. — Фим секунду подозревал, что выбил себе зуб, но вроде на самом дне не пострадал. — Раз начавши стрелять, сложно остановиться, и каждая из сторон считает другую бессмысленным сборищем упрямых идиотов. Ну или гнусной толпой сволочей.
Локер еще вздрогнул — рука человека как-то уж очень удачно провалилась ему за панель, снова что-то перезамкнув. Он обесточил участок.
— Я тебя не покалечил, Фим? — уточнил он осторожно, уже открывая колпак, — я все-таки не рассчитал на перевозку белковых...
С его сентенциями он молчаливо согласился, решив не продолжать тему. Автоботы — тема сложная. В частности, он все время слегка паниковал, что колесные опомнятся и пойдут на более близкий контакт.
— Нет, посадка жестковата, но я не принцесса, и вполне цел. — Дипломат выбрался... — Ого! Я тоже тут раньше не был... это, похоже, старая, советских времен еще, база. Заброшенная. Осторожнее ступай, тут могут быть эээ... ямы.
— Сканирование не показывает каверн, — Локер выпрямился после трансформации, — но на всякий случай иди в стороне, я могу провалиться. Это наша будущая база?
Там, где взгляд человека видел только заброшенные и не особо полезные ангары, десептикон с наслаждением обнаружил прекрасное экранирующее месторождение, несколько удобных каверн — будет, где конструктиконам разгуляться, и жилье — старовато, но можно поправить. Куда лучше степи.
— Ага... Если верить карте, то река в паре километров отсюда... кажется, я видел что-то наподобие. Это как раз между соседних отрогов. Ближайший населенный пункт — в полудне пути. Тут когда-то были ракетные шахты, но потом их демонтировали. Ну, должны были. Это была спорная территория, которая потом отошла Сибири. — Фим огляделся и нашел то, что когда-то было плацем. Большая, еще не до конца заросшая площадка; кое-где уже поднимался кустарник.
Локер осторожно обходил территорию, рассматривая местность.
— Пока здесь никого нет, можно захапать самый большой ангар, — он весело улыбнулся и протянул ладонь, — садись, тут нет просадок почвы.
— Угу... — дипломат привычно уселся на ладонь. — Знаешь, у меня дома когда-то в детстве был хомяк. Это такое домашнее животное, маленькое, размером с мою ладонь. Я его так же носил, — он усмехнулся.
Локер поискал информацию, сопоставил...
— Соотношение размеров иное. Мне приятнее воспринимать тебя как спарклинга, — он хмыкнул своим мыслям, и добавил, — я о размерах.
— Спарклинг — это то, как у вас называются дети?
— Новособранные трансформеры, — кивнул Локер, — в упрощенном корпусе. постепенно функций становится больше, по мере того, как определяется специализация Искры.
— Понятно... что-то подсказывает мне, что до сих пор их пока не видел еще никто из людей. Так? Извини, если вопрос бестактный...
— Их... давно не собирали, — теперь Локера прилично перекосило. — это не та тема, которую мы готовы с вами обсуждать... под протокол.
— Хорошо, я понял и не буду больше об этом спрашивать. Извини еще раз... — его погладили по ладони. — Мне жаль, что я задел неприятную тему.
— Возможно, мы ее еще обсудим, — Локер зашел в ангар, осмотрел обширную территорию, — много работы. Но здесь будет можно жить даже тебе.
— Хм? Об этом я не подумал. — Фим и вправду не думал, что ему, возможно, придется обитать в обществе стальных гигантов. По крайней мере самолет заботился о его здоровье...

***
Через пару недель в этом ангаре можно было жить — Локер, поднапрягшись, все же смог оборудовать ангар достаточно, чтоб и жить там, и работать смог не только неприхотливый десептикон, но и хрупкий белковый — отослав на это время Фима. Переписки с ним в общем-то хватало.
Локер бубнил, что не конструктикон, требовал себе гештальт, жаловался Мегатрону — но тот был глубоко занят чем-то посторонним, и отказывался высыпать бедняге-самолету подмогу.
"Я закончил", — наконец, написал он Фиму, — "Можешь въезжать в новое жилище. Тебя забрать, или пожалеешь косточки?"
"Свои или твои?" — Фим ухмыльнулся, читая сообщение. — "Я попрошу военных подбросить меня, заодно полюбуются на тебя всласть — и посмотрят, куда летать надо с осторожностью теперь".
Летун сбросил подтверждение и огляделся. Функционально, но пусто. Он, конечно, не автобот, чтобы тут же ремонтную станцию с полировальней разводить, но и в такую безликую штамповку коллегу звать — не дело. Следующий час он плотно прочесывал все, что нашел в сети, по земным интерьерам. Ну и применил все, что счел актуальным.
Строго говоря, Фим тоже ломал голову над чем-то похожим все эти дни. Конкретно выебал в мозг знакомого пилота, которого ему предоставили для консультаций... Итогом стало три канистры — одна с авиационным керосином, вторая со смазкой, и третья — прикрытая кучей ветоши — с полиролью. Естественно, одной канистры топлива не хватило бы. Но это был своего рода пробник. А остальные — для личного использования Локеру. Кроме этого, садясь в самолет, Фим взял с собой стандартный туристический набор, ноутбук, подзарядку для него и "кирпич"— телефон. Одет дипломат был не по протоколу, но счел, что лучше чистые брюки и футболка, чем грязный (или хотя бы мятый) деловой костюм. Начальник вышел проводить, и в качестве напутственного слова развел руками. Мол, постарайся не сдохнуть и возвращайся. Потому что хоть к надежному вроде — но все ж к десептикону. Большому и вооруженному.

Локер вышел на шум посадки, и выглядел при этом до странного сонным — системы выдернули его из штатной перезагрузки.
На поле замирало вращение вертушки белковых — хрупкой стрекозы с выпученными глазами, гражданский вертолет Ка-62, вспомнил название Локер. Фиму двое летчиков помогали вытащить вещи — рюкзак и три канистры. Тяжелых канистры, судя по их усилиям.
Локер поднял все, как пушинки, и автоматически ткнулся запросом... тьфу. Относится уже к Фиму как собрату, ну что за процессорные спайки его обуяли.
— Приветствую, — свободную ладонь он протянул ему, игнорируя остальных.
— Привет, — его похлопали по ладони. — Эти три тебе, вот та белая — с пробником топлива, остальное мой подарочек. Эти ребята в случае проблем будут на связи — благо тут не ближний свет... в общем, если понадобится помощь врача или срочно кому-то что-то доставить, вот они будут работать транспортным средством.
— Небесными ишаками, — проворчал один из них с растительностью на лице.
— Если потребуется врач — я на сверхзвуке доставлю, — пробурчал Локер вслух, поднимая Фима, — я оборудовал ангар. Теперь ты сможешь жить там, даже когда закончится летний цикл.
Он выдвинул штырьки анализаторов — люди его опасались, но не слишком, Фим же ощутимо радовался встрече - прекрасно.
— Спасибо, Локер, — церемонно кивнул Фим. Сам он был одет во что-то новое — десептикон так привык видеть его в деловом костюме, что мог бы и не узнать, но ДНК-метка ясно указывала, что это он. А еще Локер с некоторым смущением ждал реакции на свой труд.

После входа в помещение Фим замер на пару секунд, осматриваясь. Затем склонил голову. — Знаешь, это очень... мило смотрится. Мне нравится, — он повернулся к десептикону. — Это для меня? Спасибо.
— Я решил, что тебе нужна своя платформа, — Локер надеялся, что правильно и на достаточном материале прогнал поведенческие тесты. Они выявили в Фиме немалое внутреннее напряжение и стремление к индивидуализации.
— Да, мы предпочитаем при возможности не спать на полу... — Фим подошел поближе и чуть качнул эээ... шезлонг? Кресло-качалку? — Оно выглядит удобным.
Локер хмыкнул.
— Кресло-качалка. боюсь, я немного ошибся с размерами... — на этом странном устройстве поместилось бы четыре Фима. Поверхность "платформы" закрывала мягкая амортизационная резина, а на деревянных боковинах слегка светился орнамент.
— Ну... не знаю, по мне так оно выглядит отлично, хотя и немного нестандартно. Но мне нравится. Опять же можно будет спать с комфортом, — дипломат присел на краешек... — И пахнет приятно, древесиной...А я тоже тебе подарок купил. Я правда, не знаю, подойдет или нет... Но искренне надеюсь, что понравится. Там в той канистре с наклейкой лучшее моторное масло, а под ветошью полироль. Если что-то не так, ты скажи...
Самолет только из последнего чувства собственного достоинства не умчался рысью. Полироль! Он с наслаждением коснулся анализатором раствора и оглянулся.
— Если интересно, можешь наблюдать, — с сомнением отметил он, готовясь хорошенько отчистить совсем засранную броню. Может, Фиму и не стоит смотреть... — у вас очень много воды и органики. А еще я проваливался в болото.
— Если хочешь, могу даже помочь... спинку потереть, ее вроде как все равно предполагается растирать по корпусу, — кивнул дипломат, положив рюкзак на титаническую качалку. — То есть я не сомневаюсь, что ты сам справишься... но вдвоем будет быстрее.
— Не стоит, твое покрытие не приспособлено для полирования, — Локер все же подцепил выпущенным когтем крышку, и взялся за свои инструменты — хоть их дорогой лорд предоставил.
— Так для этого есть перчатки, — ухмыльнулся Фим. — Не бойся. Я в свое время надраивал грузовик брата, так что в процессе разбираюсь... но если не хочешь — не буду.
Локер сдался — любопытство пересилило — и кивнул. Этого количества хватит как раз на одну полировку... Он растянулся на платформе, и взялся лениво чистить совсем заляпанный и помутневший колпак кабины до хрустального сверкания.
Ефим о чем-то коротко переговорил с летчиками, и вернулся, натягивая перчатки. Летун отследил, чтоб никто, кроме Фима, тут не остался, и только тогда продолжил.
— Полировка — процесс, сходный с вашими косметическими процедурами, — пояснил он, — не требует посторонних. Но между... друзьями возможен.
— Понимаю... и ценю оказанное мне доверие. Ребята уже улетают. — он поставил канистру рядом с платформой, где возлежал робот, и намочил кусок ветоши. — Ну-с, приступим, — дальнейшие три часа были полны запахов автомобильной химии и физического труда для Фима, и блаженной неги для Локера: руки переговорщика — тонкие, для здоровенного робота-то — протирали там, где Локер добрался бы только на генеральной чистке систем.
На самом деле, особого гигантизма и не было — грузовик, конечно, был поменьше... но тогда у Фима и силенок тоже было пожиже, чем сейчас. По ходу они болтали — на самые разные темы. От эволюции русского мата и его интеграции в современную речь до качества смазки для подшипников, и от кулинарных изысков разных рас до боевых искусств. Локер искренне наслаждался процессом, перекидываясь фразами — ничего остро-важного, но исключительно приятно. Для Фима это тоже было... ну, познавательно. Да и полезно в чем-то было размять мышцы — не все ж кабинетной работой заниматься. Так или иначе, к окончанию процесса броня десептикона натурально поблескивала чистотой.
— Осталось заправить масло в систему, и я буду полностью функционален, — самолет вздохнул почти сладко.
— Попробуй сначала, тебе такое подойдет? Я взял шелловское, но мало ли, у вас ведь другие запросы могут быть... — Фим пожал плечами и притащил еще одну канистру, открутил крышку... — Вот честно, в душе не ебу, что пригодно для летучих человекообразных роботов.
— Любая смазка проходит многие степени очистки. Мы можем заливать любое синтетическое масло, — улыбнулся Локер, принимая канистру, и набрал немного отщелкнутым шлангом, выведенным под грудь. — Интересный вкус...
— Ну, для наших автомобилей считается одним из лучших. — Фим пожал плечами, сдирая перчатки. — Да, разница видна невооруженным взглядом, что называется. Хоть на парад тебя теперь.
— У нас давно не проводили парадов, — хмыкнул, пригасив окуляры, Локер. Он высосал сразу пол-канистры и с наслаждением почувствовал, как заполняются наконец свежим, неотработанным маслом суставы и стыки.
— Как с конвейерной линии сошел, — с наслаждением отметил он.
— Ну и славно... — Фим последним куском сухой и чистой ветоши стер микроскопическое откуда-то возникшее пятнышко на броне робота. Локер было притушил окуляры и вдруг чуть не подпрыгнул. Метка на радаре внятно указывала на чужое присутствие... и на груди у него помаргивал прицел.
— С белковыми развлекаешься? — с непонятным выражением отметил Нокдаун. Доктор умел беззвучно подкрадываться, если требовалось, и говорил на родном языке, Фиму абсолютно непонятном, — ну что за эпидемия...
— Не развлекаюсь, а общаюсь. По поручению лидера, между прочим. Это раз. Два — предупреждать надо... Три — какого Юникрона тебе тут надо? — голос Локера был лениво-равнодушен, и совершенно не отображал эмоций. Ефим развернулся и склонил голову. — Добрый день, уважаемый. Мы не представлены друг другу.
Доктор на него задумчиво уставился, полностью сканируя.
— Ефим Алебастров, — он говорил на русском, но с некоторым трудом, видно, только загрузил базы, адаптированные для других десов именно Локером. — мое имя Нокдаун. Я послан проверить ход работ.
Он переслал Локеру краткое послание: "мне нужна будет хорошо защищенная лаборатория. Нашел кое-что интересное."
— Добро пожаловать, Нокдаун. Надеюсь, вам здесь понравится. — Он не отказался бы и сам глянуть, что там есть в файлах по трансформерам относительно этого имени. Скорее всего — ничего, но чем черт не шутит.

Трансформеры еще немного помолчали друг на друга, яростно переписывась.
— Нокдаун нас покинет, — Локер окончательно встал с платформы и потеснил доктора к дверям, — если не хочет навести на нас автоботов.
— Полагаю, если эта опасность есть и существенна, есть смысл также подумать об оборонительном периметре? — Ефим вздохнул. Ну вот только этого не хватало... впрочем, в любом случае рано или поздно это произошло бы.
— Сейчас нет смысла, — Локер наконец выпроводил гостя, молча выругавшись во все слоты. Нашел время припереться... плюс файл компромата в памяти неугомонного Нокдауна — аристократ, нежащийся на платформе рядом с белковым.
— Понимаю, — Фим кивнул, и убрал опустевшие канистры в угол. — Это из разряда тех союзников, с которыми дружат только против кого-то, так?
— Не совсем, — самолет попытался успокоиться. — у него просто дурной характер.
"И странное направление мыслей" — не мог он не отметить странную зацикленность Нокдауна. Обычно это значило, что док крепко залип в новом открытии.
— Опять же понимаю... у меня были такие знакомые. Даже до сих пор есть. — Он помахал в воздухе рукой неопределенно. — Сволочи сволочами, но как поговнятся, сделают все как надо и даже лучше.
— Верно, — Локер сел обратно на платформу, — тебе стоит отдохнуть. Перезарядись, завтра возьмемся за работу.

***
Фим уже привычно растирал полировальный гель по бронепластинам. Каждые десять-двенадцать дней — это определенно стало привычкой. В кожу ему здесь въелся неистребимый аромат полироля, бензина и энергона.
— Все в порядке? — он наконец решился нарушить тишину, царившую уже около получаса.
Локер напряженно думал. Новости выбили его из колеи — стоило несчастных пару лунных циклов не связываться со своими, от души погрузившись в разработку документов по сотрудничеству, так... такое! Два спарка из ниоткуда! Он думал, как бы сесть на шею отмалчивающемуся Нокдауну — и пррридуш...
— Я прошу прощения, что сейчас буду звучать как настойчивая женушка, однако — ты сегодня какой-то как в воду макнутый. — Фим сменил щетку на мягкую тряпку, натирая металл. — Точно все в порядке?
— Странные дела творятся на базе, — вздохнул дес, гася линзы, — я совсем ничего не понимаю.
— Дождь из лягушек, электронная чума, выпадение лидера в маразм и осадок, внезапные порногаллюцинации у всего состава, выковыривание чайными ложечками глаз... а, у вас же глаз как таковых нет, да и чайных ложечек тоже... — Фим наконец добился какой-никакой реакции от приятеля и чуть расслабился. — Что стряслось-то?
— У нас два спарклинга ходят по лагерю. Никто не знает, откуда. Нокдаун знает, но молчит, как на допросе, — Локер покрутил головой, автоматически выдвигая анализаторы в знак волнения, — он скоро прилетит, и эти спарки вместе с ним.
Фим вздохнул, продолжая полировку — она неплохо успокаивала его железного друга. Значит, дети... Дети важны всем расам, хоть бы и пьющим бензин на ужин вместо мартини.
— Ну, значит, во-первых, он имеет отношение к их созданию. Во-вторых, он точно знает, что за некоторые детали этого создания его точно не похвалят. А возможно, даже дадут трынды. И в-третьих, скорее всего, скоро будет третий.
— Почему третий? — с легкой пробуксовкой уточнил Локер, снова активируя оптику. Он давно был не против белковых, но этот человек его поражал все больше и больше. Уровень его разума качественно приближался к уровню Саундвейва — с поправкой на особенности человеческой памяти — чем мог похвастаться далеко не каждый трансформер.
— Если бы был один, и все — то скорее всего случилось нечто уникальное, во всяком случае очень сложноповторимое. Короче говоря, алгоритм воспроизведения больше недоступен, как ты говоришь. А два за столь короткий промежуток времени — это признак того, что процесс-то в целом не столь сложный, и может быть повторен. И будет повторен, поскольку, если я правильно понимаю, это ваш стратегический перевес в будущем над вашими соперниками, а это у вас пунктик. Ну, то есть у вашего лидера. Вывод — если Нокдаун так и не расколется, что ж он такое насооружал и почему ему за это полагается по жопе — то в ближайшем будущем следует ждать появления третьего, эээ.... спарка. И четвертого. И так до тех пор, пока доброго доктора не возьмут за жопу... а там все зависит от того, что же он наворотил. Вот по-твоему, что такое может быть в сугубо положительном процессе размножения, что изобретателя могут повесить за яйца?
Локер очень глубоко задумался — абсолютно всерьёз, и ответил не сразу. Процессор от такого грелся и, кажется, скрипел.
— Использование... чего-то запрещенного?... или — кого-то? Никто из наших не исчез, значит, это не через расщепление Искры...
Тряпка ходила вверх-вниз. Фим тоже крепко-крепко думал.
— Чего-то запрещенного... Может, пропал кто-то из ваших врагов, и это на самом деле маленькие автоботики. Может... не знаю, что у вас считается моральным табу... ну, запретным... Тебе видней, на самом деле. Если бы это было в нашем сообществе, то возможно, это были бы эксперименты с мертвецами или животными... Генетические извращения, если так можно выразиться... Не знаю. Но если бы все было невинно и мои подозрения беспочвенны, думаю, Нокдаун давно бы уже хвастался на каждом углу. Может, его создания имеют какой-нибудь фатальный дефект... Не знаю, как если бы, скажем, убежденному скинхеду принесли бы негритенка и сказали бы, что это его сын.
— Слишком мало данных, — покачал головой Локер и вдруг замер, выпаливая, недоосмыслив, — это сделано из белко... людей.
Он вспомнил, что Нокдаун не так уж ненавидит белковую жизнь, что он редко распускает стволы, голоса из его ангара, пришедшего к периметру человечка, потом — слухи о втором, которого носил на руке другой дес, ему скидывал кадр приятель, теперь же белковых нет, но есть два спарка, приписанных к Нокдауну и этому, как его, черно-зеленому... броня у Локера пахнула холодом — аналог бледности. Кажется, он так-таки научился чему-то у Фима.
— Что ж там Нок такого наизобретал, гайка ржавая с дефектным процессором, все переговоры нам сорвет... — Локер почти шептал, вокалайзер перемкнуло до хрипа.
Фим не изменился в лице, только тряпку стиснул до белых костяшек на кулаках.
— Локер, если все так, как ты говоришь, это не сорвет ВАМ переговоры. Это устроит НАМ пиздец. Потому что по-хорошему это бессмертие. А за бессмертие очень и очень многие готовы на все, и это действительно — все. Поэтому доктор реально умный гад, если он это просчитал. Ты хотя бы представляешь, что начнется, если это станет известно?
— Ты думаешь, их личностные матрицы сохранились?! — самолет подскочил, нервно подхватил человека на руки и забегал кругами по ангару, — это нельзя открывать, ни в коем случае...

Продолжение в комментариях

Вопрос: Погладить авторов?
1. Да =) 
30  (100%)
Всего: 30

@темы: Крупное, Закончено, Transformers and humans, so humans, Transformers, NC-17, Соавторство

Комментарии
2011-09-28 в 01:24 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Продолжение 1

2011-09-28 в 01:25 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Продолжение 2

2011-09-28 в 01:25 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Окончание 1 части

2011-09-28 в 22:14 

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Solet SerCro, спасибо! Очень интересно! (И даже если читать "вразбивку" - менее интересно не становится).

2011-09-28 в 22:18 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
silent-gluk, а ты с конца что ли?

2011-09-29 в 02:47 

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Solet SerCro, у меня две последние на данный момент части перепутались местами...

2011-09-29 в 16:19 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
silent-gluk, а ты по номерам смотри))

2011-09-30 в 01:50 

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Solet SerCro, теперь буду! С другой стороны, все равно в файл склеивать буду...

2011-09-30 в 05:53 

elenatixbal
Чем объяснить тот факт, что разумная жизнь возможна на многих планетах, а на Земле она оказалась невозможной?
Спасибо, Solet SerCro, все интереснее и интереснее!

2011-09-30 в 07:20 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
silent-gluk, давай я тебе скину просто док-файлы, ну чего ты мучаешься)

elenatixbal, рад)

2011-10-01 в 00:43 

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Solet SerCro, спасибо! Но почему мучаюсь? Я развиваю терпение!

2011-10-01 в 01:16 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
silent-gluk, ну как хош...

2011-10-02 в 01:57 

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Solet SerCro, но за заботу - спасибо!

     

Записки из ноосферы

главная