Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:55 

Перемирие. Глава 6. Часть 2.

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Название: Перемирие
Автор(ы): xxx_13, Solet SerCro
Рейтинг: NС-17
Комментарии по фанону: Рейтинг на этот раз реально за секс и мат. Мы предупредили. Это персонажи выглядят почти как люди, иллюстрации скоро будут. Отдельно скажу по именам: Сплендида мы для благозвучия сократили до Сплида, темного Флиппи называем Флипом, потому что я отчаянно хз, как иначе передать в русском эту перевернутую P)). Авторы отчаянно любят канон и усмотрели его до упаду, но действие криптонита на Сплида изменили из соображений гуманности. Учитывая, как бодро персонажи воскресают в следующих сериях и что уморить умудрились даже Сплида - Снейки тоже выжил)
Фандом: Happy Tree Friends
Пейринг: Флип/Сплид, Сплид/Флиппи, Флип/Флиппи, Снейки/Флаки(во второй части)
Жанр: адЪ и трешЪ, местами дарк
Предупреждения: кровь. Много крови. Условно нонкон. Трупы. Много трупов. Мы постарались сохранить атмосферу :-D
Права: все у драгоценнейших авторов, подаривших нам эту укурку
Разрешение на размещение: только тут. Давать ссылку не возбраняется.
Саммари: Этот город давно отравлен - ядом холодного равнодушия, ядом недавней войны, чьи ядовитые миазмы все еще ползут по земле, оставляя своих спятивших ветеранов, мутантов, нелюдей наедине с их жертвами. Впрочем, иногда жертвы не против.

Глава 6.
Флип только коротко выругался, сильнее вцепляясь в Сплида и придерживая доктора. Сейчас летяга был крайне неуправляемым, но безумно счастливым.
- Видишь там дом? - Флип указал на заросший сплетенными деревьями парк. Ветер, бьющий в лицо, сдувал его слова, так что приходилось орать. Сплид вместо ответа спикировал к небольшому строению — похожему на обложенный кирпичом вагончик для путешествий.
- И что тут? - он оглядывался, не узнавая местности. В западной части ему не приходилось бывать. Шум сирен остался где-то далеко, на грани слышимости, а тут шумел ветер в кронах.
Флип скатился на траву, после экстремального перелета устоять на ногах сложновато.
- Не двигайся, здесь полно ловушек. - деревья плотно сплетались, почти полностью перекрывая свет. Заброшенное место — на первый взгляд.
- Угу, - Сплид завис невысоко, едва касаясь ногами травы, - Твое тайное логово?
Он с интересом осматривался, чувствуя наблюдение, но никак не мог обнаружить, кто и откуда на него смотрит.
- Вообще, если быть точным, оно мое. - раздался приглушенный голос. Но сам хозяин заброшенного дома показываться не спешил. От пристально взгляда по спине проходил холод, а Флип только усмехался каким-то своим мыслям и воспоминаниям. - Значит, не зря болтали, что ты жив.
Нож ветерана перерезал пару веревок, надежно спрятанных в густой траве.
Флак, растерявший остаток заколок, поднял тяжелую от оглушения голову и первым из всей компании увидел таинственного владельца территории, полной ловушек: глаза его неожиданно выхватили человеческую фигуру, скрытую в кустах так искусно, что это казалось обманом зрения, игрой теней. Алые волосы его чуть дыбом не встали от неожиданности и кольнувшего страха — фигура легко выдвинулась из теней, будто сбрасывая с себя цвета: высокий, гибкий... гибкая? Существо неопределимого пола, чье тонкое и изящное тело было до кончиков длинных пальцев затянуто в камуфляж, а лицо скрыто волной длиннейших, до пят, волос, сейчас казавшихся уже не черными, а перламутрово-серыми, цвета лунного сияния.
- Меня тоже так просто не убьешь, - кивнул Флип, прищурив желтые глаза — и убирая нож. Этому существу он, пожалуй, доверял больше, чем кому-то еще. - Да и ты уцелел, старина.
- Так уж вышло, - лица было не видно, но судя по голосу, хозяин дома улыбался. - Твой новый отряд? - кивок в сторону летяги и врача.
Сплид уставился на него во все глаза, пытаясь понять, как же он мог не заметить такие волосы в темноте, и в диалог не вмешивался пока. А вот болтающемуся на его плече Флаку окончательно надоело висеть, и он возмущенно заявил:
- Вы же обещали меня отпустить?!
- Значит, не отряд, а еда, - обрадовалось существо и медленно, плавно приблизилось к Флаки.
Флип сдавленно засмеялся: его друг всегда отличался своеобразным юмором. Необычная внешность и отвратный характер пугали людей, наверно поэтому они и стали лучшими друзьями.
- Я вам покажу еду, - фыркнул предупреждающе Сплид, приподнявшись еще выше. - Флаки, ну куда мы тебя выпустим? Чтоб ты на нас полицию навел? Потерпи до утра, - летяга казался серьезнее и старше обычного, увещевая испуганного до потери дара речи ученого, как брата.
- Хорошо, - обречено согласился несчастный доктор, - Только не подпускайте его ко мне, - он сильнее вцепился в плечи Сплида, прячась от облизывающегося длинноволосого создания. Язык у того казался каким-то неадекватно длинным. Что за нелюдь... К летяге-то он привык.
Флип только смеялся, глядя, как его бывший соратник дразнит испуганного мальчишку.
- Может, представишь нас? - обратился к нему Сплид, перелетев поближе. Крылья его трепетали, но явно не от ветра — просто так, сами по себе. Летяга чувствовал непривычное раздражение — этой ситуацией управлял Флип, а этому только подставь спину, сразу получишь нож.
- Думаю, он сам сможет это прекрасно сделать, - Флип ухмыльнулся, скрываясь в доме, оставляя летягу наедине с трясущимся врачом и неизвестным маниакально настроенным существом.
- Снейк, - к нему протянулась тонкая кисть с длинными, неправильно расположенными пальцами.
- Сплид, - ответил на рукопожатие летяга. Очень осторожно, почти невесомо, чтобы не сломать нечаянно кисть. Опустил рядом трясущегося доктора — тот робко протянул тонкую лапку и вздрогнул, почувствовав прохладу ладони существа.
- Ф-флаки.
- Ты забыл собственное имя от страха? - Снейк оказался рядом, совсем близко, слитным змеиным движением, и заглянул в перепуганные глаза. Лицо, на мгновение показавшееся из-под волос, ученого просто заворожило — тонкое, почти треугольное, с громадными нечеловеческими раскосыми глазами и тонкими, растянутыми в холодной усмешке губами. Тонкий нос, высокие скулы, светлый отблеск от волос... Снейк оказался воплощением изумительной красоты и стылого ужаса одновременно.
- Нет. Я... - Флак запнулся и замолчал, не в силах отвести взгляд от чертовых гипнотизирующих глаз. Такой точно съест, а ты и сопротивляться не сможешь, еще и будешь упрашивать об этом. И доктор решил держаться как можно дальше от этого опасного существа. Решение затруднялось тем, что летяга уже пошел в сторону дома, а вот хозяин убежища не торопился отпускать его руку, так и вглядываясь внимательно в его лицо.
- Снейк, ты там уснул? - поинтересовался из дверей недовольный Флип, - Я по твоим катакомбам без провожатого не полезу!
Ветеран считался мастером ловушек, но соперничать с тем, кто научил его всему, не собирался даже. Снейку в мастерстве превращать безобиднейшие предметы в оружие не было равных.
- Главное, на порог не наступай, - Снейк развернулся плавным текучим движением и очень быстро оказался у входа. - И завтрак мой не забудьте, - он кивнул на замершего Флака.
Высокий потолок узкого коридора, петляя, уходил вглубь. Пахло сыростью и прохладой, но не затхлостью, как будто в глубине был приток свежего воздуха.
Сплид из осторожности просто так и летел, не прикасаясь к стенам и полу, и разулыбался удовлетворенно, услышав негромкое за спиной: «А у тебя опасный новый друг»
Флаки же шел, шарахаясь от каждой тени, и едва не упал в обморок, когда тонкая рука легла ему на пояс. «Мне не нужен слишком прожаренный завтрак», - задумчиво мурлыкнул Снейк, направляя его и предупреждая, куда не стоит наступать. Флип только ухмылялся — отлично, возможный соперник нейтрализован, от хамелеона живым еще никто не уходил.
Снейк остановился у массивной железной двери, набирая сложную комбинацию цифр. Открывшаяся комната соответствовала коридору: такая же темная, отсвечивающая металлом от мерцающих мониторов, на которых отображалась утыканная пометками карта города.
- Безопасные проходы только в две соседние комнаты, - щелкнул выключатель и загудели люминесцентные лампы, - В остальные, а тем более коридоры, можно, но это будет дорога в один конец.
Флип, удовлетворенно кивнув, шагнул в одну из указанных безопасными комнат, опустил было ногу и нахмурился, не поднимая ее и не шевелясь.
- А мины у тебя тут игрушечные? - недоверчиво уточнил он, наблюдая металлический лепесток, проглянувший через слой песка.
- Эта — да, - хмыкнул Снейк, подводя к проему трясущегося мелкой дрожью ученого. Сплид на всякий случай поднялся еще выше, завидев на уровне щиколоток растяжку, мелькнувшую в коридоре. Он не мог не одобрить выбор места для пережидания облавы, хоть и было ему тут неуютно. Флип зашел в комнату — небольшую и неожиданно уютную, только без мебели — одни одеяла, набросанные на пол. Комната отдыха. Он вспомнил, как о такой Снейк мечтал во время службы и теперь только ухмыльнулся: ну чисто террариум — тепло, мягко и минимум лишнего.
- Она ваша, - улыбнулся Снейк, и покрепче ухватил за пояс маленького ученого, подталкивая его к другой комнате, подальше от спасительных крыльев Сплида.
Флип растянулся на мягком одеяле, тело болело, напоминая о долгом времени, проведенном взаперти. Нужно было так много рассказать другу, но усталость брала свое. Успеют, они все успеют завтра. Летяга растянулся рядом, прикрывая глаза, уткнулся носом в зеленые волосы и мгновенно вырубился здоровым сном — вымотался от недели в наручниках. Крылом он осторожно укутал своего военного, чтоб не сбежал куда нечаянно.

А вот Флаки не знал, куда ему деваться — Сплиди его бросил наедине с этим маньяком, и как себя вести, он не представлял. Против его ожиданий, Снейк не накинулся на него, высасывая кровь, а только притянул еще ближе к себе, снова открывая лицо и вглядываясь в глаза ученого. Внимательно, завораживающе.
- Значит вы...ты...не будешь меня есть? - осторожно спросил ученый, боясь пошевелиться. Сердце билось громко и отчетливо. А сдвинуться с места он не мог, словно этот гипнотический взгляд лишал воли.
- Буду непременно, -засмеялся Снейк негромко. Голос его, хрипловатый и приятный, сейчас напомнил бы Флиппи звон колючей проволоки на ветру. Вот только Флаки не воевал.
- З-зачем? Я правда невкусный!
Ладонь, лежавшая у него на поясе, потянула его ближе, к завораживающим глазам, к волосам цвета лунного сияния.
- Сначала я попробую тебя на вкус, - длинный язык прошелся по щеке Флака.
Снейк не спешил, ведь у него есть еще столько времени, а новая игрушка обещает быть забавной. Игра началась.
Ученый забился в его руках, пытаясь отстраниться, но узкие ладони держали покрепче, чем проволока. Нет, ощущения не были неприятными, как ни странно — но от ужаса сердце колотилось где-то в горле, а душа стремительно унеслась в пятки. Снейк только смеялся негромко, не отпуская его и легко пресекая попытки вырваться. Без труда удерживая Флаки одной рукой, он поднял ученого выше и вытряхнул из халата.
- Потом я прокушу сонную артерию, - дыхание остановилось у самой шеи, Снейк наслаждался реакцией, откровенным страхом.
Флаки забился сильнее, но все равно как-то слабо, завороженный ужасом перед этими словами.
- Н-не надо! - жалобно простонал он, упираясь ладонями в узкую худую грудь. Под спиной он почувствовал холод стены и снова дернулся, всхлипнув, из слишком сильных рук.
- Будешь дергаться, умрешь быстрее, - губы осторожно прикоснулись к коже, а клыки прихватили бьющуюся артерию. Воздух был пропитан первосортным страхом, но Снейк замер, различая еще одно чувство в общем хаотическом потоке ужаса. Не может быть.
Флаки настолько не верил, что Сплид мог так спокойно отдать его на растерзание, что страх теснила шалая мысль «это все не взаправду!», и тело реагировало по-своему. Он снова дернулся, когда чуткий тонкий нос прошелся по шее, изучая его аромат. Феромоны, выделяющиеся от возбуждения. И Снейк мог бы поклясться, что несколько минут назад он этого запаха не чувствовал. Вот это завтрак ему попался, гораздо интереснее предыдущего. Зубы прикусили шею, пока тонкие пальцы прошлись по груди ученого, когтями разрывая рубашку, оставляя глубокие царапины. Белая ткань мгновенно неравномерно пропиталась алым. Флаки дернулся и снова всхлипнул от боли и испуга, теперь не решаясь даже шевельнуться. Голова у него плыла от ужаса, возбуждения, от самой невероятной череды событий дня, начавшегося в привычной лаборатории, а закончившегося — видимо, вместе с жизнью — в странном подземном закутке пищей для невероятного безумного нелюдя.
- Не думай, что сможешь уйти отсюда...живым, - Флаки дернули вверх, царапая спину о неровную каменную стену, а горячий язык обвел длинные полосы царапин, пробуя кровь. Обрывки рубашки последовали на пол, вслед за халатом.
- Да что вам от меня надо?! - жалобно всхлипнул дрожащий доктор. Волосы его совсем растрепались, в глазах стояли слезы и выглядел он лет на семнадцать, не больше, - я... я буду кричать... - совсем шепотом попытался пригрозить он.
- Тебя никто не услышит, - шепот в самое ухо, касаясь губами, скорее целуя, чем говоря. А длинные пальцы гладят живот, подцепляют ремень, вытаскивая. - Можно будет тебя связать и отнести в тоннель, оставляя там. Хотя, должен признаться, мучить тебя намного интереснее.- Флака сильнее вдавили в стену, резко, сбивая дыхание. Тот всхлипнул, дернувшись из рук — но не смог вырваться, снова. Коленки у него разъезжались, голова плыла, и он не знал, что делать — и хочет ли что-то делать. В конце концов, он не так давно собирался отравиться — а есть ли лучше яд, чем этот, проникающий в его душу вместе с чуть звенящим голосом Снейка?
Когда-то Сплиди у него не вызвал отвращения — у единственного из всей команды ученых. Теперь же он задыхался, прижатый к стене гораздо более удивительным существом, о существовании подобного он и задуматься не мог, а теперь — видел сам, и да, черт возьми, его возбуждало то, что делал с ним Снейк. Ужасно, жутко, пополам с истерическим страхом возбуждало. Он тихонько застонал.
Снейк только улыбнулся, прижимаясь плотнее, длинные серебристые волосы, переплетаясь с торчащими прядями Флаки, начинали переливаться алым. Ремень стянул горло, жесткая кожа давила, но недостаточно, чтобы задохнуться. Он осторожно опустил ученого на каменный пол, придерживая за пояс и положил его руку к себе на грудь.
- Чувствуешь? Там нет сердца, - и под пальцами действительно не ощущались удары, - Значит, ничто не позволит мне проявить жалость.
Флаки всхлипнул тихонько, прижимая дрожащие пальцы к прохладной груди, потом потянулся — в серебристых глазах Снейка вспыхнуло удивление — и приложился ухом к груди, чуть ниже соска, внимательно прислушиваясь.
- Есть, - через пару секунд авторитетно заявил Флаки, в котором проснулся ученый, - Я его слышу. Точно есть.
Непрерывный ужас перерос в странное состояние, похожее на опьянение — он ощущал неожиданную легкую радость, расслышав тихие медленные биения, и теперь улыбался, глядя ему в лицо неадекватными совершенно глазами. Алыми сейчас, как кровь из артерии.
Смотреть на это долго было абсолютно невозможно, Снейк тяжело сглотнул. Хрупкий и растрепанный ученый с огромными глазами и ремнем на тонкой шее больше не вызывал никаких гастрономических ассоциаций, только сильное желание. До конца расстегнутая форма открыла взгляду Флаки бледную, почти белую кожу, покрытую старыми тонкими царапинами. А на правом боку был огромный длинный шрам, от какой-то глубокой раны, наверно и сейчас он часто болел. Голова у ученого плыла совершенно — иначе бы ему не пришло в голову этот шрам поцеловать, медленно и нежно, прикрыв глаза и что-то едва слышно мурлыкая. Обнять узкие бедра, уткнувшись лицом в бок. Он не думал, что покупает свободу своим телом, и вообще ничего сейчас не думал — только о том, что он сейчас с ума сойдет окончательно, если его оттолкнут. Снейк замер, привыкая к ощущениям, обычно всех пугали отметины войны. Потом нагнулся к Флаки, провел задумчиво когтем по губам ученого, продолжая следить за реакцией и, резко наклонившись еще ниже, легко поцеловал. Ему было очень интересно, что на это ответит его несостоявшийся завтрак.
Флаки же, осознав краем еще адекватного рассудка, что стоять, согнувшись пополам, неудобно, поднялся, углубляя поцелуй, и снова обнял ошарашенного такой реакцией Снейка, уже за плечи. Тонкие, но сильные руки легко подняли доктора, перенося его в самый угол комнаты, на гору мягких одеял. Снейк опустился на спину, усаживая ученого сверху, чтобы тот смог дотянуться, все-таки разница в росте была значительной.
Тот зажмурился, снова начиная поцелуй. Его что-то смущало, и он никак не мог понять, что именно. Наверное, меняющие цвет волосы. Или факт, что язык, задумчиво исследующий его рот, явно длиннее нормального. Очень явно. Но потом у него даже научное мышление отрубилось, когда, сдвинувшись чуть ниже, на бедра Снейка, Флак обнаружил его возбуждение. Этот его случайный жест вызвал такой приглушенный стон, что ученый забыл как дышать. Снейк только улыбался, глаз его не было видно, под упавшей длинной челкой.
Пальцы гладили спину, вычерчивая когтями выступающие косточки, скользнули ниже, сжимая бедра. Ученый бы испугался мысли о когтях, если бы мог предположить, что будет дальше, но сейчас в его голове осталось слишком мало мыслей для этого и слишком много было — возбуждения. Оно вытеснило даже ужас, и поэтому Флак доверчиво двинулся так, как направили его руки Снейка. Когти прочертили всего пару полос, но этого было достаточно чтобы брюки упали, развалившись на несколько частей. Прикосновения тонких пальцев обжигали кожу, заставляя выгибаться. Флаки притянули ближе, отвлекая на глубокий поцелуй. Он уже и про царапины на груди забыл, полностью поддаваясь Снейку. Полностью отдаваясь.
- Я... никогда... - простонал он только тихонько, почувствовав проникновение, почти осторожное — Снейк не хотел повредить себе. Столько лет шарахаться от всех, чтобы потерять девственность так — у него в голове это не укладывалось, да и было выброшено за ненадобностью. Особенно когда тонкие пальцы погладили живот и скользнули ниже, сжимаясь.
- Посмотри на меня, - от хриплого возбужденного голоса Снейка у Флаки закружилась голова. Алые, совершенно безумные распахнутые глаза заставляли сжимать клыки и едва слышно стонать. Доктор послушно двигался, как указывали ему чувствительные уколы когтей, и от вида Снейка — с растрепавшимися волосами, рассыпавшимися по всей импровизированной кровати, принявшими ее цвет, с огромными распахнутыми серебряными глазами, с закушенной губой — у него сносило и то немногое, что осталось от способности рассуждать. На узкую грудь хамелеона капала кровь из царапин, а ученый бился и выгибался в его руках, двигаясь сам, заходясь стонами.
Придержать за пояс, направить чуть назад и рывком опустить вниз — когтистые пальцы диктовали свой ритм. Острые колени чувствительно сжимали бока Снейка, но он только улыбался, снова закусывая своими же клыками и так разбитые губы. Тонкая алая полоса протекла по подбородку. Невероятно чуткий и податливый ученый был сейчас идеально-прекрасным, Снейк задохнулся, окончательно сбивая дыхание. Такого у него не было уже давно. Флаки вскрикнул негромко, чувствуя, что сейчас или получит лучший оргазм в своей жизни, или отключится прямо так, вскрикнул еще раз — а когда когти впились в его бока, оставляя ссадины, сорвался все-таки, выплеснувшись с долгим дрожащим стоном, и падая назад, на спину, на ноги Снейку.
Постепенно дыхание восстановилось и Снейк лениво улыбнулся, подтягивая к себе ученого и заворачивая его в одно из одеял. По иронии, красное, как и цвет растрепавшихся, торчащих волос Флака. Тот приоткрыл глаз, потемневший от усталости и вновь вернувшегося страха, и тихонько спросил:
- А съешь ты меня утром, да? Поэтому завтраком назвал?
- Конечно. - абсолютно серьезно подтвердил Снейк, вовремя обнимая, не давая ученому дернуться и сбежать. А потом тихо засмеялся, утыкаясь носом во взлохмаченную макушку. Флаки только вздохнул едва слышно. Усталость брала свое, и уже через несколько минут он уснул, тихонько посапывая.

Утром Флип улыбнулся, заметив выползшего из комнаты взлохмаченного и счастливого Снейка, перемазанного кровью. Но когда в углу на горе одеял обнаружился вполне себе живой, мирно посапывающий ученый, удивлению Флипа не было предела. Нож так и замер в пальцах, переставая вращаться. Сплид все еще дрых в соседней комнате, и ветеран не стал его будить, желая немного пообщаться со старым другом.
- Ты его на завтрак оставил? - поинтересовался Флип, когда они оба оказались вне зоны слышимости спутников. - Что-то на тебя не похоже.
Снейк потянулся всем телом, змеиным гибким жестом, зажмурившись, и уселся вычесывать свою гриву — медленно, начиная с кончиков. Утренний ритуал.
- Флип, зачем спешить? - он оттер со щеки высохший след крови, - Намного интереснее играть с выбранной жертвой. - Снейк медленно улыбнулся, перебирая спутанные за ночь пряди.
- Ну ты обычно спешишь, - пожал плечами Флип, - у тебя дольше двух дней вроде никто не выживал...

Флак, приоткрывший было глаза, мигом зажмурился снова, в панике размышляя, куда ему бежать и что делать. Осознание того, что произошло вчера приходило очень быстро, смешиваясь со страхом. Он попытался выбраться из-под одеял, но запутался и упал обратно. Полумрак в запертой комнате и следы крови на теле. К горлу подкатил ком. К тому же царапины на груди, спине и бедрах теперь сильно саднили, грозя воспалиться при таком отсутствии ухода. Позволят ли ему хотя бы обработать их хоть спиртом? Или он на самом деле не проживет и пары дней?.. Доктор тихонько всхлипнул от страха, сворачиваясь в одеяле.
- Жив? - руки бесцеремонно выдернули Флака из теплого убежища и подняли, забрасывая на плечо. - Теперь можно тебя и приготовить, завтрак. - Снейк облизнулся, - Только сначала отмоем.
Доктор испуганно пискнул, впившись в него всеми пальцами и зажмурившись. Пол оказался где-то ужасно далеко, а потом светлые пряди свились вокруг его лица, закрывая глаза. Научный интерес вытеснил постепенно щемящий ужас, и ученый задумался, как такое вообще возможно и с каким именно научным феноменом он столкнулся.
Пока Флак рассуждал, его с головой окунули в ванну, полную теплой воды. Доктор и не заметил, что они уже пришли. Снейк закатал рукава формы и потянулся за шампунем.
- Первое правило — еда должна быть чистой. - урчал он, растирая пушистую пену по хрупким плечам доктора. Тот решился приоткрыть глаз, но его немедленно макнули в воду, и он снова зажмурился, пискнув только. Над ухом снова раздался смех Снейка — приятный, чуть звенящий, и Флаки решился — набрал полные ладони воды и кинул их куда-то в сторону, откуда слышался смех.
Снейк только увернулся от летящих капель и он подержал доктора под водой подольше. Потом поднял над водой, заглядывая в лицо.
- Решил сопротивляться? - гипнотический взгляд серебристых глаз, и истинные эмоции не прочитаешь, все скрыто.
- Нет, поиграть, - честно ответил ему Флаки, отдышавшись чуть. А потом как-то совершенно безумно улыбнулся и брызнул еще.
Нет, такого в жизни Снейка еще не было, он даже замер от неожиданности. И совершенно непонятно, как на такую наглость реагировать. Он перехватил поудобнее острое плечо и притянул к себе, заливая форму водой окончательно. Остановился только когда губы ученого оказались очень близко, но Снейк сохранял расстояние, ожидая реакции, пытаясь учуять страх.
Страх был, но больше него было это совершенно немыслимое, неожиданное, неправильное возбуждение — такой силы, что даже у бывалого бойца голова плыла, как от наркотика.
В воздухе так стойко ощущалось напряжение, что Снейку пришлось сильнее сжать зубы, чтобы справиться с прошедшей по телу волной. И что-то было в этом маленьком докторе с мокрыми красными волосами, что заставило прихватить клыками его губы, скользнуть по ним языком и чуть не задохнуться от стона в ответ. Флаки очень успешно прятался от страха в поцелуе, совершенно забыв об опасности — что о ней помнить? От Снейка ему не уйти, как и от судьбы. Порезы щипала мыльная вода, и он потянулся обнимать хамелеона, зажмурив глаза.
Приподнять ученого, прижимая к себе, с легкостью удерживая. Откуда-то с потолка полилась вода, это Снейк задел локтем ручку душа и теперь прохладные потоки стекали по серебристым волосам, по потемневшей от воды форме. Обнаженный тоненький Флаки прижался к нему всем телом, даже не пытаясь разбирать его одежду, отяжелевшую и жесткую от воды, только мурлыкал тихонько и все целовал, не отрываясь от губ и вглядываясь алыми своими глазами в льдистое серебро глаз Снейка, почти что влюбленным взглядом. Хамелеон только улыбнулся хищно и начал целовать тонкую шею, влажную кожу и неистово бьющийся под ней пульс. Хрупкое тело под ладонями уже ощутимо трясло, удивительно чуткий и отзывчивый. Снейк спустился ниже, облизнул выступающие ключицы и прислушался к реакции. Доктор застонал и дернулся к нему еще ближе, выгибаясь в невозможно бесстыдную и открытую позу. Как можно настолько доверять тому, кто обещает тебя убить каждые несколько минут? Флаки и сам не знал.
Не воспользоваться подобной уязвимостью Снейк просто не мог, и длинный язык скользнул по животу, обвивая. Руки подтолкнули ученого еще выше и надежно зафиксировали, лишая возможности дернуться. Флак только пискнул ошалело и сцепил ноги на его бедрах, пытаясь сообразить, что именно происходит, и ради этого даже приоткрыв глаза.
От лицезрения полутораметрового языка, исследующего его живот, и обморока доктора спасли волосы хамелеона, мигом организовавшие ему повязку. Пальцы с недлинными, но острейшими коготками исследовали его ухо, отодвинув алые волосы.
Вдыхать аромат желания и суеверного страха, острого и терпкого, от которого голова начинала кружиться сильнее. А жертва медленно, но верно переходила в статус любимой игрушки, идеальной, невероятно реагирующей на любое прикосновение. Еще немного и это перерастет в привязанность, но Снейк только отогнал от себя эту глупую мысль. Невозможно, он всегда знал, когда нужно остановиться. И он убьет Флаки, когда тот надоест. Обязательно... но не сейчас. Пока он слишком хорош...
Доктор бился так, что даже его тонкие пальчики оставляли следы на худых плечах, и стонал в голос, и вскрикивал, подаваясь всем телом от ощущений. Его никто и никогда так не заводил в его жизни, какая там порнуха. И еще его чуть-чуть, краешком сознания, немножко интересовало — услышал ли Снейк про то, что стал его первым? Рад ли этому или наоборот?.. А может ему и вовсе все равно. Но вскоре думать стало совсем невыносимо, все чувства и ощущения концентрировались на мерных плавных движениях, от которых все тело непроизвольно выгибалось.
Снейк едва мог себя сдерживать, слишком уж хрупким был ученый. Но невероятный интерес и возбуждение неплохо тормозили жажду выпотрошить Флака. Он слишком хорош, чтобы стать игрушкой на одну ночь.
- Ну пожалуйста-аааах, - взвыл наконец доктор, совсем с ума сходящий от ощущений, и выразительно двинул бедрами. Способность терять все мысли от возбуждения — это определенно была крайне удачная для него особенность. И может именно поэтому сильной боли от резкого проникновения он не почувствовал. Снейк подавил стон, замирая, наслаждаясь ощущениями. Как скользит под пальцами влажная горячая кожа, как напряжены мышцы и невыносимо громко бьется рядом чужое сердце. Непривычно громко. Его новая игрушка такая живая, такая немыслимо теплая... он медленно прокусил клыком ушко, мимолетно решив, что поставит в него потом кольцо, и двинулся, медленно не из осторожности, а только чтобы прочувствовать до последней капли ощущения, и стоны, и вскрики Флаки. И улыбаться, когда стоны начинают менять тональность, когда дыхание доктора резко срывается, сбиваясь окончательно. А пряди, закрывающие Флаки глаза уже почти красные, и, кажется, вместе с цветом передаются и волны желания. Снейк и сам не заметил, как прекратил наблюдать, а уткнулся в мокрые взлохмаченные волосы доктора, растворяясь в рваном ритме.
Грива волос скрывала их обоих, автоматически маскируя под цвет ванной, так, что почти ничего не видно было из зыбкого дрожащего марева-изображения, только тонкие запястья Флаки, только пряди его волос, только ладонь Снейка, удерживавшего его за пояс.
Вода так и текла бесконечным потоком, лишь немного остужая разгоряченную кожу. Жетоны тихо звенели, теряясь в многообразии звуков.
Доктор не выдержал долго таких ощущений, и выплеснулся с громким отчаянным стоном, едва не разбив затылок о стенку — от этого его уберегла ладонь любовника. Снейк прижал голову доктора к своей груди и тихо застонал, сильнее обнимая его.
После Флак был вновь опущен в пенную ванну, а о произошедшем напоминали только растрепанные волосы Снейка и розовеющие щеки доктора.
- Пожалуй, теперь ты будешь только ужином. - хамелеон ухмыльнулся, присаживаясь на край ванны.
Флак обалдело оглядывался, медленно приходя в себя после секса. А пока, в неполной адекватности, нащупал острую коленку Снейка и прижался к ней щекой, забавным доверчивым жестом. От прохлады воды его потихоньку начало колотить, а голова прояснилась.
- Есть хочу, - печально вякнул он, поднимаясь из воды. Тощета — смотреть не на что, ребра торчат, живот впалый, сложение — как у недокормленного мальчишки лет семнадцати. Ничего красивого. Только почему взгляд Снейка так медленно оглаживает его фигуру, будто его же язык — горячо и жадно?
Хамелеон облизнулся и одним легким жестом завернул его в полотенце.
- А ты странный, - он засмеялся, поднимая доктора на этот раз на руки, а не перебрасывая через плечо. И направился к импровизированной кухне, если в этом бункере вообще можно было так назвать комнату с холодильниками. Мысли текли лениво и медленно, и Снейк совсем забыл спрятать под форму так выдающие его жетоны, оказавшиеся в опасной близости с лицом любопытного Флаки.
Тот, немилосердно сощурив глаз, внимательно всматривался в выбитые на тонком металле символы. Забавно, его на самом деле звали Снейк Хаммли... Остальное просто запомнил — пригодится, если тут останется. Интересно, числится ли он среди живых? Вряд ли, живые не гнездятся в подобных местах... От размышлений его отвлек смех Флиппи, все еще сидевшего в углу: легкий, звонкий смех мальчишки. Можно было даже не смотреть, какого цвета у него глаза. И рядом тихо рассмеялся Сплид, удобно устроившийся на полметра от пола, будто на невидимой платформе. И сразу обеспокоенно спросивший:
- Флаки, ты здоров? У тебя вся шея... ой...
Прикуривать можно было даже от кончиков его ушей, когда летяга сообразил, почему Снейк мокрый, как мышь, с головы до ног, а доктор висит на его руках в одном полотенце.
- Снейк, а почему ты тоже весь мокрый? - Флиппи закашлял от смущения, осознание пришло с задержкой. Мальчишка даже глаза теперь не поднимал, смотрел куда-то в сторону.
Хамелеон только хищно улыбнулся и медленно провел языком по щеке ученого.
- Кто хочет кофе? - спросил он как ни в чем не бывало и засмеялся. Таких забавных краснеющих лиц он не видел уже давно. Да и Флиппи при нем давно не появлялся. Что-то сместилось в жизни его старого друга, и Снейк, как всякий одиночка, поддерживающий единичные контакты, заинтересовался ситуацией.
- Я хочу, только оденусь, - пискнул тихонько с его рук Флаки. - и... переоденься... простынешь... - шепотом он позволил себе проявить заботу, ожидая немедленного пинка.
Сплид взмахнул руками, чуть не сверзившись на пол со своего насеста:
- Давайте я приготовлю, на всех, а вы пока идите, одевайтесь.
Снейк только хмыкнул что-то неразборчивое и вышел из комнаты. Во всех этих бесконечных коридорах можно было с легкостью заблудиться, но хамелеон ловко перешагивал собственные же ловушки. Этот путь он мог пройти и с закрытыми глазами. В свою комнату из осторожности, въевшейся глубоко в душу, он посторонних не допускал, поэтому свернул в соседнюю, где тоже имелся шкаф.
- Можешь что-нибудь выбрать. - Снейк стянул с себя мокрую ткань, даже не потрудившись отвернуться, - Только не думаю, что там будет твой размер.
Флаки, смущенный до цвета собственных волос, попытался найти хоть что-то, что на нем бы село не как на корову седло.
- А если бы ты не порвал мой халат... - пробубнил тихонько он, примеряя одну из рубашек цвета хаки. Та была как раз в плечах, но болталась до колен, - Можно было бы не мучиться...
Краем глаза он наблюдал, как грациозно Снейк вытирает длинную гриву, и чуть не свалился на пол, увлекшись видом его худого, жилистого, длинного и изрезанного шрамами тела. Красивого тела. Очень красивого. А когда Снейк особенно медленно потянулся, можно было прекрасно наблюдать, как ребра натянули тонкую кожу, а мышцы напряглись. Но кажется что шрам на боку до сих пор не давал ему покоя, изредка тонкие пальцы останавливались на нем, закрывая.
Флаки подошел, шлепая по холодному бетону босыми ногами, и осторожно накрыл эту метку ладонью.
- Я врач... можно, посмотрю? Может, помогу чем... - говорил он так тихо и убито, что видно было — ждет пинок. И все-таки хотел помочь.
Снейк с силой сжал его ладонь убирая, глаза перекрыты волосами, определить эмоции нельзя, но губы поджаты.
- Не стоит лезть в мою жизнь. Это опасно, - прошипел хамелеон, но сам убрал пальцы, позволяя рассмотреть шрам, - Рискнешь?
- Это не жизнь, это здоровье, а я врач, - наставительно мяукнул обалдевший от собственной смелости Флаки, внимательно рассматривая шрам, - Какие лекарства пьешь?
- Я им не доверяю, - прошипел Снейк, когда тонкие пальцы задели самый болезненный участок шрама. И сам удивился своей откровенности — раньше он с едой не разговаривал, а уж тем более не отвечал на глупые расспросы.
- А сколько он у тебя? - Флаки осторожно обследовал шрам, едва прикасаясь к рубцу, - Я так сразу не скажу, но тут, похоже, воспаление...
- Давно, - коротко бросил хамелеон, отодвигаясь. Рассказывать , что это след от ножа лучшего друга он не хотел.
- Надо пролечить, - доктор поднял полные сочувствия глаза, - Болит же. Двигаться мешает. Сепсисом грозит.
- Ну и что, - Снейк упрямо помотал головой. Только такой настойчивой опеки у него не было для полного счастья. На завтра намечались грандиозные планы, не хватало еще, чтобы этот врач влез. Пока мысли продолжали скапливаться в голове, пальцы уже затянули привычным жестом высокие ботинки.
Флаки тяжело вздохнул, отвернулся и пошел искать штаны. Спорить он просто побоялся — а то сделают все же завтраком. Сплид может выслушает, он-то всегда лечился, как положено.

@темы: Перемирие, Незакончено, Крупное, NC-17, Happy Tree Friends

Комментарии
2010-07-11 в 21:14 

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Solet SerCro
Своеобразно!..

2010-07-11 в 21:20 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
silent-gluk
Очень))

2010-07-12 в 00:53 

silent-gluk
Алла Кузнецова, Молчаливый Глюк. Я не со зла, я по маразму!
Solet SerCro
Что ква, то ква...

2010-11-17 в 22:13 

Рано или поздно, так или иначе...
ммммм, Снееееееейк :heart: *тащится от и до* как же ж он неимоверно хорош :hlop:

2010-11-18 в 02:01 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Nakatama
Хишшшная зверюга)))

2010-11-18 в 15:56 

Nakatama
Рано или поздно, так или иначе...
Даа)) Но он так завораживает безумно

2010-11-18 в 20:13 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Nakatama
Я его тоже очень люблю)

2010-11-18 в 20:25 

Рано или поздно, так или иначе...
:) А его можно разве не любить? ^^

2010-11-19 в 13:29 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Nakatama
Ну жертвы его очень не любят)

2010-11-19 в 16:51 

Рано или поздно, так или иначе...
По-моему, он должен такое гипнотическое воздействие оказывать, что и жертвы его любят... правда, недолго :nechto:

2010-11-19 в 17:25 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Nakatama
оо да)))

   

Записки из ноосферы

главная