Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:43 

Тринадцать. Встреча.

тварь лабораторная
Название: Встреча. Часть 1
Автор(ы): xxx_13, Solet SerCro
Рейтинг: NC
Фандом: Оридж
Жанр: История во взглядах.
Предупреждения: Нецензурная лексика, кровь, насилие.
Права: Все наше.
Разрешение на размещение: Только спросив у нас.
Саммари: Первая встреча Тринадцать и Тэса.
Комментарии: Время сразу после взрыва Лаборатории.

Бессвязный голос очередной восходящей звезды, растворяющийся в грохочущей музыке, только мешал. Я сдвинул графин с алой жидкостью на самый край стола, в нем плескалось еще достаточно алкоголя, чтобы просидеть здесь до самого утра. Можно было не думать и отвлечься, настраиваясь на одну волну с другими посетителями сомнительного заведения. Никаких границ или рамок поведения, чистейшая свобода.
Кубик льда из стеклянной вазы плавился в пальцах, капая на скатерть. Я безумно любил лед. Когда-то мне даже сказали, что он у меня в душе. Глупо, у меня и души-то нет.

Приметить этого мужчину несложно было: мало кто сидит так, часами, мрачно изучая стенку. А вот преодолеть страх и подойти — уже тяжелее. Кто знает... Я боюсь людей и они этим пользуются. Всегда. Хорошо хоть я сегодня в линзах, а белые волосы можно принять за покрашенные...Успокаивала только хрупкость мужчины, да и одноглазый — значит, проблемы с равновесием. Всегда можно сбежать, правда ведь? И может заплатит... Мысли мешались в голове, прикрывая единственную — подойти хотелось, тянуло как магнитом.
- Эй, не угостишь стаканчиком? - развязно ему улыбнуться, присаживаясь на стол.

Я смерил непрошеного гостя изучающим взглядом. Так и есть, очередной любитель легких денег. Такие пустые куклы — частые гости тут, Франц любит подобные развлечения, да и посетители остаются довольны.
- Садись, - киваю на место рядом. Когда твоя жизнь катится ко всем чертям, и то, ради чего ты жил, рушится в один момент, хочется кого-нибудь рядом. И становится не важно даже то, что это только из-за шуршащих купюр. Перед глазами все еще догорают своды моей Лаборатории, а пальцы дергаются и проводят по свежему шраму на щеке. Не думал, что могу выжить, я должен был уйти вместе со своим сектором.

Хлопаюсь рядом, рассматривая возможного клиента. А он красивый, несмотря на закрытый глаз и разодранную щеку. Светская беседа — слишком скучно, да. Лучше просто погладить по тонким красивым пальцам, подрагивающим еще после какого-то недавнего шока. Что у него случилось? А, все равно.
- Здесь или уведешь? - а вот это стоит выяснить сразу. Не хотелось бы опять сосать в чертовом грязном сортире. А касаться тонкой кожи на пальцах даже неожиданно приятно.
Я отпил немного вина из его стакана, а потом выловил кусочек льда и принялся его с удовольствием обсасывать. Нет, не чтоб продемонстрировать умение. Я просто люблю этот растекающийся во рту холод.

- Думаю, Франц одолжит мне свой кабинет. С него причитается за вчерашнее, - я выдохнул и улыбнулся. Не хватало еще, чтобы мальчишка что-то заметил, хотя он вроде на лету схватывает, даже серьезно так нюансы работы уточняет. Хрупкий такой и совсем не похож на местных прокуренных развязных проституток, которые сразу лезут на колени как минимум. Нужно ему еще одну вещь сразу объяснить, - И еще, не смей оставлять на мне следы. - удерживаю острый подбородок, заглядывая в глаза. - Все ясно?

- Да я не кусаюсь, - смеюсь неожиданно. Куда ему следы, там пробу ставить некуда — на шее какая-та надпись, не вижу в темноте, на щеке ссадина, глаза нет... И пальцы ледяные. Передергивает странным ощущением, сто лет его не испытывал — смесью азарта, страха и возбуждения. Какой интересный у меня новый клиент... - Идем?

Подхватываю мальчишку под острый локоть и веду через толпу. Чтобы его не потерять, приходится придержать еще и за талию. Какой же он все-таки худой, даже сквозь куртку чувствую, что ребра выпирают. Без стука распахиваю дверь, ловя изумленный взгляд старого друга.
- Франц, помнишь, что ты вчера проиграл одно желание? Так вот, мне нужен твой кабинет. - Я ухмыльнулся, наблюдая за меняющимся лицом хозяина бара, - Прямо сейчас.

Оба-на, так вот о ком говорил... Юркаю за спину клиента — не хочу объясняться с этим крутым ублюдком, еще запомнит лицо, вздрючит за проституцию... Чтобы спрятаться хорошо, надо взять клиента за пояс. Руки ледяные, а сам теплый... Надо бы узнать хоть прозвище его. Интересно, какая он шишка, раз так запросто...

Мужчина смеется и выходит, закрывая дверь на ключ, оставляя нас одних. И что мальчишка так вцепился, неужели не верил? Перехватываю его узкие запястья и отвожу, освобождаясь от рук.
Свет в комнате приглушенный, но его достаточно, чтобы все прекрасно видеть. Занимаю широкий диван, закидывая на его дорогую бархатную обивку ноги в кедах. Франц переживет, нечего было пытаться прятать карты.

Осторожно подхожу. Дверь заперта, нам не помешают. Внезапно вкусно от мысли - «нам». Интересно, что он захочет? По виду — извращенец извращенцем, такие и выпороть могут, и пару костей сломать... Лучше спросить, не понравится ответ — так окно открыто.
- Что предпочитаете? - опускаюсь на колени у дивана, касаясь губами длинных изящных пальцев, и скидываю куртку с плеч. Надеюсь, не заметит линзы, в последний раз меня за них неслабо отмудохали, до сих пор спина ноет.

Да, давно у меня не было подобных развлечений, я чуть не подавился от вопроса. Да что ты можешь предложить мне, мальчишка, шлюха?
Подцепляю за шею и притягиваю ближе, едва касаясь губ, рассматриваю внимательно - давняя привычка, от которой так трудно избавиться. Всего мгновение, но анализ уже готов. Редкий мне попался зверь. Я думал, альбиносов уже всех перебили после тех гонений. А я их, напротив, ценил: удивительные ведь создания. Ко всему необычному у меня свое отношение.
- Сначала выбрось эти чертовы линзы, - даже настроение улучшается, когда я провожу осторожно по гладкой щеке, по почти прозрачной коже. Такая есть только у них, я не ошибся.

- А, заметил, - улыбаюсь. Раз не бьет — значит, нормально к таким уродам относится. Вымаргиваю линзы, достали они меня ужасно, и поднимаю взгляд. Вот только губы у меня болят, разбили их недавно.
- По лицу не бей только, - предупреждаю на всякий случай, - А то двойной тариф сдеру.

Не могу сдержать улыбку — такая наглость. До чего же наивное создание, а глаза бесподобны, ярко-алые, глубокие. Провожу кончиками пальцев по губе, очерчивая пирсинг.
- Я учту, - одним движением сдергиваю с себя кофту, в кабинете слишком жарко, или может это ощущения просто усилены действием алкоголя.

Захлебываюсь вздохом. Кто ж его так... Тело все в синяках, не лучше моего, и на шее выжжен номер. Старая рана, но до сих пор, должно быть, ноет. Ну, раз он меня купил, понятно чего хочет. Тянусь целовать, осторожно, чтоб не причинить боли, и особенно меня привлекает этот ожог на шее.
- Тринадцатый? - шепчу, выводя изгиб цифры языком.

Вздрагиваю всем телом, резко сжимая его острые плечи и прерывисто вздыхаю. Осознание возвращается медленно, цифра, он просто увидел ее должно быть. Это не засада и он меня не убьет, не сможет, не посмеет. Самовнушение всегда работало у меня с перебоями.
- Забудь это слово, - отпускаю мальчишку, с трудом справившись с приступом паранойи, - По крайней мере сегодня. - только голос выдает, слишком хриплый и севший.

- Как скажешь, - покладисто соглашаюсь. Хорошему клиенту можно многие закидоны простить. К тому же такой красивый — осторожно пытаюсь доставить ему удовольствие, вполне искренне — если он будет удовлетворен, то и меня не обидит. А такому приятно делать хорошо. Почти забываешь, что это за деньги, когда скользишь поцелуями по напряженному животу.

Прикрываю глаза и зарываюсь пальцами в светлые пряди, мягкие, как я и думал. Можно отключить и так уже плывущую голову и забыть о пожаре, о возможной погоне, о прошлой жизни. Ее больше нет. Зато есть горячие губы мальчишки, которые неплохо уводят от реальности, получше того алкоголя. Прекрасно понимаю, что еще немного, и я не сдержу желание посмотреть, как эта кожа покрывается алыми росчерками.

Увлеченно ласкаю выгибающееся тело — какой он тихий, молчаливый, даже не стонет... прелесть просто. Первый раз работа не вызывает у меня привычного отвращения. Стягиваю с него брюки, принимаясь за ласки — он еще и отзывчивый, уже возбудился, да и от такого у меня самого голова закружилась... Осторожно накрываю его член губами, медленно начиная облизывать.

Прерывисто вздыхаю, выравнивая сбившееся дыхание. Вот это неожиданное завершение вечера... я бы даже сказал: на редкость удачное. Пальцы соскальзывают с плеча мальчишки и привычным движением проходят по бедру, в поисках спрятанного скальпеля. Черт, это ж надо: пропустить, как с тебя стянули штаны. Либо я старею, либо он слишком хорош.

Не обратил внимания на судорожно искавшую что-то руку, презерватив, наверное — да какая разница, я с резинкой сосать ужасно не люблю, гадость. Обхватываю его узкие бедра, приподнимая выше, принимаю больше... Неожиданно, но этот обыденно-неприятный процесс сегодня как-то даже неплох — с таким отзывчивым партнером даже минет приятно делать, удивительно.

Голова приятно кружится, а комната как-то странно покачивается. Выгибаюсь навстречу... мальчишка определенно хорош. От желания ощутить, как острое лезвие войдет в полупрозрачную кожу, начинает уже изрядно трясти. Облизываю пересохшие губы. Нужно его отвлечь.
- Иди сюда, - надеюсь, голос достаточно убедителен. Еще и взгляд у меня сейчас влажный и глубокий, ведь я заметил скальпель совсем рядом. Не спугнуть...

Ложусь рядом, судорожно облизывая припухшие губы. Хорошо-о... Я так расслабился, что совершенно пропустил момент, в который кожи коснулась холодная сталь. И как ухнуло что-то в сердце — доверился, идиот. Какой же я идиот! Расслабился, бля... Еще один псих...
- Не стоит меня убивать, - мрачно цежу через губу, особо не дергаясь пока.

- Я и не собираюсь, - с восхищением осматриваю мальчишку и сжимаю его тонкие запястья, приподнимая над взлохмаченной головой. Главное — надежно зафиксировать, кто знает, как он отреагирует. Провожу по выступающей ключице сначала языком и только потом скальпелем, едва касаясь. Кровь яркая, красная, как я и предполагал. От ее вкуса на губах совсем сносит остатки самообладания и я подтягиваю хрупкое тело ближе.

Сжимаю зубы, молча кляня собственную доверчивость. Больно, когда кожу режут, всегда больно. Какой изысканный извращенец мне попался...
- Сразу бы сказал, что не любишь альбиносов, - бросаю зло.
Только вот возбуждение, первый раз посетившее меня за долгое время, никак не уходит, смешивается лишь со злостью.

Удивленно отстраняюсь, заглядывая в полные обиды и потаенного страха глаза.
- Как раз наоборот. Альбиносы идеальны. - подтверждаю свои слова, осторожно целуя напряженную тонкую шею. - Безмерно прекрасны и удивительны. - медленно облизываю ряд металлических колец на ухе мальчишки.

- А отпиливаешь куски ты всему красивому? - уточняю недоверчиво. Слишком уж влюбленно, восхищенно звучит его голос.
Уехать, выкинуть документы, покрасить волосы, чтоб не нашел... он же теперь меня не отпустит... Дрожу всем телом — страшно, и возбуждает чертовски почему-то этот псих со скальпелем. Тринадцатый...

Улыбаюсь совершенно неадекватно его вопросу. Легко поднимаю мальчишку и переворачиваю, усаживая к себе на колени. Руки непроизвольно обнимают худое тонкое тело, оглаживают выступающие позвонки. Прикрываю глаза, все еще пытаясь справиться со слишком горячим и рваным дыханием. Замираю, ведь держу в руках самую совершенную красоту. Когда-нибудь я вскрою его, чтобы найти секрет совершенства, когда-нибудь, но не сейчас.

Остается только сжать зубы и вытерпеть все, на что сам нарвался. По крайней мере я ему нравлюсь, это успокаивает. Может, мне не будет очень уж больно...
- Презерватив — в нагрудном кармане, - информирую его на всякий случай. Черт знает, может он заразный, да и вообще я без предохранения не трахаюсь, это принцип такой. А он все чертит и чертит на мне линии, больно, кровь течет, а возбуждение все не отпускает... бессильно матерюсь едва слышно.

Прижимаю измазанный в красном скальпель к губам альбиноса, заставляя замолчать. И начинаю быстро готовить, терпения почти не остается. От вида бессильно дрожащего тела и стойкого запаха крови в воздухе сердце с силой ударяется о ребра, а выдержка стремительно тает. Ровно так же, как усиливается и без того острое сумасшедшее желание.

И снова изумляюсь: черт возьми, Тэс, он враг, ублюдок, который тебя убьет, как возьмет, какого черта ты так выгибаешься и так стонешь? Да, у меня там не слишком узко после рабочей недели, но какого ж черта в голове мелькают сумасшедшие мысли, достойные школьницы — может, он заберет меня с улицы и этой работы? Нет, нет, не думать, просто получить свое нечаянное удовольствие и уползти живым!

А мальчишка похоже без работы остается редко, не удивительно с его-то броской внешностью. Сжимаю бедра, чтобы не дернулся и даже не посмел отстраниться, когда я резко вхожу. И стонет так красиво, голос перекатывается. Стараюсь удержаться, чтобы не поцеловать разбитые губы. Не стоит забывать о том, кто этот альбинос на самом деле и что у меня на счет подобных свои принципы.

Сам тянусь к губам, забывшись совершенно, в том числе и что не целуюсь на работе. Хо-ро-шо-о то как, и можно ненадолго забыть обо всем, просто поймать кайф от хорошего, отличного просто секса. Даже мысль о выживании теряется, когда касаюсь его сухих, приоткрытых немного губ.

Металл теплый и не мешает, зато можно скользнуть языком по кольцам в нижней губе мальчишки и дальше, изучая, теряясь совершенно в безумном поцелуе. Таком, что дыхание смешивается, сплетая кровь, алкоголь и табачный дым, которым насквозь пропах чертов идеальный альбинос.

Распахиваю глаза, когда толчки становятся совсем уж невыносимо приятными, и вдруг вижу, чем он меня резал — скальпелем. В голове мелькает невнятно понимание «он наверное доктор какой, или ученый», но сейчас не до него, а только до этих обалденных, чудно неумелых губ и ощущений.

Замечаю, что мальчишка отвлекся, и с тихим рычанием кусаю открытую шею. Только мой, пусть только на этот час, пусть это больше никогда может и не повториться. Все равно. Уже давно все равно. От ощущения горячей влажной кожи под пальцами выдыхаю резко и сильнее прижимаю к себе податливое, прогибающееся тело.

Оставил ему на плечах еще царапин — плевать, переживет. Орать в этом кабинете от кайфа хорошо — можно во весь голос, никто не услышит.
- Ааа... да, еще... ооох, бля, да-ааа!

Глаза у альбиноса уже мутные и совершенно невменяемые, с расширенными до предела зрачками. Стараясь не думать, о том, всем ли он так отдается, до синяков сжимаю узкие бедра. Не мое это дело, не я же свое тело продаю. Хоть глубоко внутри и появляется странное давящее чувство и шальная мысль о том, что я не раздумывая перережу горло любому, кто теперь посмеет к нему прикоснуться.

Выгнуться, ударяясь затылком об диван, снова застонать невнятно — так хорошо, что даже больно, даже страшно, что это все кончится через считанные минуты. Выплеснуться, вскрикивая, случайно сомкнуть пальцы не на его кулаке, а чуть выше, разрезая скальпелем ладонь — а, плевать сейчас на все, ооо как хорошо-оо...

Он невозможно прекрасный, особенно когда перестает себя контролировать, стонет громко и протяжно. Прикрываю глаза и едва успеваю сжать зубы, чтобы подавить стон.
Еще некоторое время прижимаю к себе разгоряченное тело, оглаживая спину, пока проходит эйфория и голова начинает прояснятся. Не могу удержаться и провожу языком по длинному, глубокому кровоточащему порезу на узкой ладони.

- Рука болит, - говорю негромко, когда в голове начинает шуметь от усталости. Давно так хорошо не было... - И да, я с тебя денег не возьму, очень понравилось. В благодарность.
Улыбаюсь ему неловко, глупо сейчас поднимать вопрос денег, но надо. Хоть как-то отблагодарить за такой кайф.

Удивленно поднимаю на него взгляд, сегодня что, аукцион неслыханной щедрости?
- А жить ты на что собрался? - дотягиваюсь до брюк и оставляю на подушке свернутые купюры. - Одевайся, мы уходим. - поправляю повязку на глазу и отбрасываю слишком длинную челку.

- Мы? - поднимаю удивленно бровь, деловито одеваясь. К купюрам не притронусь, хоть жрать нечего. Ничего, успею заработать. - Хочешь пригласить меня на ночь?
Хочется сказать на автопилоте, что такие услуги стоят дороже, но прикусываю язык. Не хочу за деньги.
- Тогда с тебя хотя бы бутерброд, иначе в обморок упаду.

- Конечно, на ночь. А о еде не беспокойся, - убедительно улыбаюсь, затягивая шнурки. Пусть пока думает именно так, иначе не пойдет. А это не в моих интересах. - У тебя имя есть? - алкоголь почти перестал действовать, зато появилась слабость, даже некая расслабленность. Непривычно.

- Тес, - отвечаю и сразу шиплю. Вот же придурок, расслабился — настоящее имя сдал. А, ладно уж. Задница у этого Тринадцатого тоже очень ничего, когда он так наклоняется. И в виде исключения можно его обнять не по приказу, а просто так. И идти легче будет, и приятно. - А у тебя? Как называть?

- Тринадцать, - отзываюсь тихо. Черт, если бы не безумный секс еще пять минут назад, он бы никогда этого не услышал. Скальпель привычно опускается в карман, а руки подхватывают мальчишку, помогая переступить высокий порог. Как я и думал Франц оказался под дверью и, проигнорировав нас, вбежал в кабинет: проверять, все ли на месте. С годами он абсолютно не меняется. А у меня на губах появляется глупая счастливая улыбка, и пальцы оглаживают бок альбиноса под тканью куртки.

- Запомню, - киваю легко. Только вот прихрамываю немного, больновато еще идти. С ним-то было хорошо, но организм протестует, слишком много на этой неделе выпало на него неприятностей. И сволочь эта жирная со своей собакой, и три идиота, которые слова «нет» не понимали... Отоспаться бы дня три, залечь, забыть о ненавистной работе, ублюдках-клиентах... Устал я очень. Только рядом с этим психом понял, насколько. Он быстро ведет меня через зал, и опять мне салютуют приветственно, дьявол бы их забрал к себе совсем. И все равно в аду было бы легче, чем на моей работе.

Подавляю желание сломать руки нескольким уже очень заинтересовавшимся мной личностям. Позже. Моих экспериментов на всех хватит, особенно на ту бородатую тварь, которая косится на Тэса хозяйским взглядом и одобрительно ему кивает. Делаю заметку в голове, он будет первым.
После душного застоявшегося воздуха бара прохлада улицы пьянит. Протягиваю альбиносу сигарету и ищу зажигалку. Только бы не потерял.

Протянул ему свою зажигалку.
- Сигаретой угости, кончились, - голос сорвал криками, теперь хриплю. Еще и чертов сутенер попался... Теперь фиг заляжешь, деньги из меня он готов выбивать любыми способами. Трясусь непроизвольно. Страшно, да. Знать, что тебя будут бить и насиловать — всегда страшно. Прикуриваю — огонек дрожит. Хочется уткнуться ему в бок и затихнуть, спрятаться от мира.

Что-то мальчишку трясет после всех этих скользких взглядов. Непроизвольно обнимаю за острые плечи и глубоко затягиваюсь. Раз уж я решил, что это бесподобное создание природы мое, значит буду следить и не позволю никому к нему прикоснуться. Пусть даже сам Тэс будет против. И как можно ненавидеть эти удивительные алые глаза?

Вспоминаю, что не одел линзы, и трясущимися руками напяливаю солнечные очки. Пусть лучше считают наркоманом, чем узнают, что альбинос.
В какой-то очень уж хреновый район ведет меня Тринадцатый, не нравится мне это, ой не нравится... А потом вдруг думаю: ну на что мне эта жизнь? В ней меня только бьют и насилуют все, кому не лень. А с этим парнем я получил искренний кайф, может и убьет он меня не так больно? Обнимаю его крепче, чтоб не прогнал.


Продолжение в комментариях.

@темы: Соавторство, Своё, Номер_13, Крупное, Закончено, NC-17

Комментарии
2010-05-31 в 19:44 

тварь лабораторная
Квартира на последнем этаже давно пустовала. Я занял ее неделю назад, перенес сюда все немногие сохранившиеся данные, даже один портативный компьютер с длинной трещиной по монитору.
- Еда на столе, - отбрасываю куртку на диван, а сам забираюсь на подоконник. Безумно завораживающая картинка внизу, все эти неоновые переливы и вспышки. Прохладный ночной ветер опять растрепал мне волосы. Надоело, а подстричь все руки не доходят.

Еда — это замечательно, а то я уже падаю от голода и усталости. Питаться спермой, по Берроузу, как-то не хочется.
- Хорошее у тебя тут логово, Тринадцатый, - подойти и ткнуться щекой в бок, чтоб обнял за плечи. И правда красиво, специально видно подбирал дом. И говорить не хочется, вопросами его там пытать... Захочет — расскажет, а нет — ну и нет тогда. Пока можно стоять, уютно прижавшись к теплому боку, меня мало что беспокоит.

- Это лучшее, что было. - тяжело вздыхаю, не успев побороть нахлынувшие еще слишком свежие воспоминания. - Мой дом сгорел. - перебираю задумчиво светлые пряди. Как же ты наверно устал, Тэс, что доверяешь даже такому психу, как я. Мальчишка с искалеченной судьбой. Сколько я видел таких, но ни один не вызывали подобных сомнений и мыслей. Не понимаю себя, должно быть слишком сильно ударился головой. Раньше я свои поступки обосновывать умел.

Прикрываю глаза, усталость берет свое.
- Прости, я сейчас мало на что способен... если позволишь — я посплю сначала, а потом уж буду готов на что угодно, - вздыхаю тяжело. - Доктор Тринадцатый, правильно? Повязка милая...
Меня уже шатает, держусь за него, чтобы не упасть.

- Вообще-то профессор, но это не столь важно, - подхватываю сползающее хрупкое тело. Тэс оказался даже легче, чем я считал, поэтому перенести его на диван особого труда не составило. - Засыпай. А я расскажу тебе забавную историю, как одна милейшая девушка воткнула мне в правый глаз мой же скальпель, - тон спокойный и усыпляющий, пусть думает, что я вру. Сползаю на пол рядом, удобно усаживаясь на ковре.

- Какая смелая девушка... - тихо проворчал, засыпая, - а что ты с ней делал?
Ответа уже не слышу — сплю, и даже не вижу своих обычных мучительных кошмаров, так хорошо...

- Ничего, почти, - улыбаюсь, обхватывая руками колени. Не стоит ему знать слишком много и так лишнего наговорил. Мальчишка быстро засыпает, длинные белые ресницы едва заметно дрожат, разбитые губы приоткрыты. Совершенный и такой беззащитный. Я вытащу тебя из этого ада, Тэс, в новый, твой персональный, где все будет только для тебя.

***

Утро оказалось неожиданно лениво-сонным, таким непривычным, медовым, звонким, как давным-давно не бывало. Тринадцатый спал рядом, пристроив голову на плече, удивительно красивый. Даже забываешь, что вчера он от страсти располосовал мне всю грудь своим скальпелем. Ладонь, кстати, болит — как бы не воспалилась...
Посасывая ранку, я выбрался из постели и потихоньку пошел осматриваться. Вот, например, наша кухня, в ней можно приготовить из неплохого черного чая и не менее неплохих капель апельсинового масла отличный утренний подарок. Заодно за сигареты отблагодарю. От воспоминания о вчерашнем потянуло в животе приятным теплым возбуждением.

От шума на кухне я медленно открыл глаза, но заставить себя встать было выше моих сил. Поэтому я только дальше заполз на диван и удобнее устроился, подтянув колени почти к самому подбородку. Ничто не заставит меня подняться. Я натянул одеяло на голову, скрываясь от назойливый солнечных лучей.

- Вижу, что проснулся, - весело заявляю, стягивая одеяло, - Чай сладкий пьешь или как я?
От вида его сонной, недовольной физиономии хотелось смеяться, искренне и радостно. Но я его просто снова поцеловал, а потом выдал чашку в неловкие со сна ладони.

- Какой замечательный сон. Хочу такие каждый день. - от терпкого аромата горячего чая кружится голова, а голос еще хриплый. Странное утро, необыкновенное. Не хочется его терять или спугнуть такой момент. Притягиваю Тэса ближе, усаживая рядом, наконец-то от альбиноса пахнет не баром и алкоголем, а чем-то сладким и домашним.

Улыбаюсь ему, сейчас не думая о возможных опасностях. К чему параноить? От судьбы не уйдешь. Лучше пить чай с Тринадцатым, приютившись рядом на диване, и встречать первое не самое ужасное утро в жизни.
- Только мне скоро идти пора, - рискую нарушить идиллию. - Если меня хочешь — то лучше сейчас...

Полупустая чашка падает, скатываясь на пол, а мои пальцы уже плотно зажимают рот альбиноса.
- Тэс, ты и правда думал, что я тебя отпущу? - прижимаю его к себе, не давая дернуться. - Твоя старая жизнь закончилась вчера ночью, смирись с этим. - тихий шепот в самое ухо, а в голосе лед.

Дергаюсь — страшно же! - но он не пускает, сильный, а я совсем ослаб и расслабился... Черт, ну как знал, что нельзя сюда идти!
Выворачиваюсь изо всех сил, из раненной руки начинает течь кровь, и больно так, что в глазах темнеет. Что он хочет — убить, оставить себе навсегда и насиловать?..

- Тэс, чертов ты идиот! Прекрати дергаться. - отбираю у него чашку и надежно фиксирую руки, чтоб он еще больше не поранился. У мальчишки защитный рефлекс перебьет сейчас все мои объяснения, нужно его успокоить сначала. Вот почему он такой побитый: не сломался еще, а клиентов это бесит. - Я тебя не трону. - выделяю каждое слово, неотрывно глядя в перепуганные глаза, - Подумай сам, что тебя ждет на улице? Хочешь вернуться к хозяину и сдохнуть через пару лет, а может и месяцев? - я ощутимо встряхнул альбиноса, выводя из ступора. Пусть хоть немного сам подумает.

2010-05-31 в 19:44 

тварь лабораторная
- То есть у тебя я не сдохну? - уточняю недоверчиво, облизывая руку. Болит. - Это с чего такая щедрость?
В доброту я верить перестал довольно давно, и сейчас не чувствую к нему ни капли доверия. Не бывает такого. Никогда.
Но у меня болит рука, кружится голова от голода и ужасно хочется поверить, что даже в моей сучьей шалаве-жизни может случиться такое счастье.

- У меня — точно нет. - киваю и немного ослабляю пальцы, - Когда я пойму, как это объяснить, расскажу. Сам не знаю, почему меня к тебе так тянет. - укладываю Тэса на диван, а сам отхожу к окну за сигаретами. Действительно, если я бы я только знал, как тебе все рассказать. Тяжело опираюсь о потрескавшийся подоконник. Я запутался, первый раз в жизни, основательно и бесповоротно.

Подхожу к нему, забираю сигарету и закуриваю. Истерика слегка утихла, теперь же меня интересует один вопрос: зачем ему это нужно.
- Значит, наиграешься и отправишь, - прячу тень обиды за беззаботностью. Шлюха не имеет права обижаться на такое отношение. - Все нормально, я согласен, если будет, что жрать. И меня Карн, сутенер мой, искать будет, я ему бабки должен.
Совсем ошалев от собственной наглости, прикладываюсь виском к его плечу.

- Не решай за меня, - глажу непослушные почти белые сейчас под солнечным светом волосы, - Если будет искать, значит придет. Замечательно. - улыбаюсь счастливо, - Мне как раз нужен биологический объект. А он вполне подходит, - я замолчал, припоминая тяжелую высокую фигуру мужчины. Действительно, как на заказ.

- Хорошо, - вздыхаю тихо, - Ты скажи, я убирать там, готовить и все такое умею, я не только трахаться могу...
Даже домработницей жить лучше, чем шлюхой. А еще мне внезапно остро захотелось его. То ли утренний стояк так проявился, то ли стресс... так что я тихонько скользнул руками под его расстегнутую рубашку и погладил.

- Непременно, - понижаю голос, перехватывая его руки, а потом, неожиданно, подношу их к губам. И что со мной делает этот мальчишка? В золотистом свете кожа невозможно тонкая, а глаза выразительные, огромные. Голова плывет, а я уже не замечаю, как целую тонкие пальцы с черными ногтями, размазывая у себя по лицу следы крови.

Тянусь сам целовать его лицо — такое красивое, с тонкими чертами, его никакие повязки не портят. Медленно слизать пятна собственной крови, коснуться его губ своими, проколотыми. Хорошо так... как будто в сказке. Улыбаюсь ему, и вдруг вспоминаю, что вчера нарушил два своих табу: не целовать клиента и не трахаться без презерватива. И если первое — ладно, то второе уже имеет свои проблемы. Вздыхаю тихонько, начиная поцелуй. Пятна моей крови уже и на рубашке его, и на спине, и в волосах...

Не прерывая поцелуй, поднимаю хрупкое тело и усаживаю на край подоконника. Его возбуждение очень быстро передается и мне. Уже и сам не замечаю, как спускаюсь губами по тонкой шее, провожу по ней языком. Пока мальчишка отвлекся, резко наклоняю его назад, придерживая руками. Окно распахнуто и альбинос перегибается, наполовину оказываясь на улице, прямо над раскинувшимся внизу городом.

Впиваюсь — молча от испуга — в его плечи.
- Ты псих, Тринадцатый! - но голова сразу поплыла, от удовольствия, от страха, от риска. И стон не удается удержать.
Спину холодит ветер, и это чертовски заводит — вот так взять и довериться ненормальному ученому.

- Да, мне говорили, - улыбаюсь и продолжаю целовать напряженный живот. Язык скользит по бледной прозрачной коже, очерчивая самые заметные синие вены. Одной рукой, на всякий случай, придерживаю мальчишку за спину и опускаюсь ниже. Дыхание уже и так сбито, а от Тэса веет таким безумным желанием, что забываешь про все свои чертовы эксперименты.

- Вот повторю-оох... - выгибаюсь, едва не свалившись. Далеко лететь, если что, костей не соберешь... Опять не могу удержаться от стона, ноги сами разъезжаются — не по рабочей привычке, а от искреннего желания. Чертов Тринадцатый, ненавижу... Понимаю, что последнюю фразу простонал вслух.

Ненависть — это хорошо, отлично. Это уже чувство, а не холодное безразличие. Сумасшедше улыбаюсь и, перехватив сильнее выгибающееся тело, без предупреждения вхожу. Кричи, если хочешь, у тебя идельный голос Тэс,особенно, когда ты стонешь.

От моих воплей, кажется, пара окон обрушилась — но таким кайфом, такой болью, таким риском меня никогда не пробирало. Обдираю пальцы о старую расслоившуюся раму, выгибаюсь в прохладный ветер, и снова кричу, когда от удовольствия совсем плывет голова.

Притягиваю к себе, только чтобы поцеловать, почти кусая, опять до разбитых губ и срывающихся стонов. Кожа под пальцами тонкая и прохладная, согреваю, обвожу выступающие ребра. Тебе безумно идут замутенные, влажные глаза, полные желания глаза.
Ветер усиливается, и я одним движением откидываю тебя назад. Тонкий выгибающийся силуэт на фоне пестреющего мегаполиса. Губы сами произносят тихое «идеальный»...

Вскрикиваю, рефлекторно сжимаясь весь — и слышу в ответ довольный стон. Сволочь, что ж ты со мной делаешь... От толчков все тело ходуном ходит, и старая рама скрипит, грозит вывалиться, и волосы полощатся по ветру — холодно, больно, изумительно... Тело не выдержит долго, и я снова кричу — эхо мечется по пустой улице — выплескиваясь.

Я только через некоторое время осознаю, что прокусил губу и она болит, что все еще продолжаю острожно гладить твою спину подрагивающими ладонями, что это первое мое утро без приступа. Что-то я совсем расслабился с тобой, Тэс.
- Странно ты на меня влияешь, - задумчиво обвожу пальцем выступающую кость на остром плече альбиноса.

- Сам удивляюсь, - ворчу-мурчу тихо. Спина болит — ох, как я умудрился в нее два осколка стекла загнать? Разодранные пальцы оставляют след крови, знобит, ноги не держат — а порыв довериться прошел и теперь страшно — в конце концов ты, Тринадцатый, псих и извращенец.

Несчастья так и липнут к этому мальчишке, даже не удивительно, что он ко мне попал. Точными и быстрыми движениями вытаскиваю стекло, выбрасываю вниз.
А альбинос похоже на грани, тресется весь, пальцы дрожат. И кровью пахнет. Сильно. Подношу его руку к губам, сцеловывая алое, прикрыв глаза, наслаждаясь неповторимым запахом. Только у этих чудесных созданий такая насыщенная кровь.

- Помог бы, - морщусь болезненно. Спина ноет, и руки, и голова плывет нездорово. Трясет как в лихорадке. Заболеваю, похоже.
Усталось, отвращение к себе, боль наваливаются так, то я только с тихим вздохом шагаю ближе и оседаю на пол — в сознании, но без сил.

А характер его мне определенно нравится. Поднимаю альбиноса на руки, по пути стянув с дивана старый плед. На кухне есть пара нужных вещей, найти бы. Заматываю его теплой тканью, чтобы не дергался и оставляю в большом накренившемся кресле. Иммуномоделирующие бы ему, а то вид что-то болезненный.
- Уколов не боишься? - оборачиваюсь к Тэсу с самой милейшей улыбкой и полным шприцем в руке.

У меня аж глаз задергался от такого. Не боюсь, понятно, но как-то нервно это.
- Уколи меня нежно, - с вызовом поднимаю подбородок и подмигиваю. - После секса с тобой это — такой пустяк.
Тело постепенно возвращалось в норму, только дрожь не проходила никак, мелкая и неприятная.

Мысленно с ним соглашаюсь, вспоминая лабораторию и некороые не вошедшие в отчеты дела. Движения доведены до автоматизма, поэтому боли Тэс почувствовать не должен, хоть лекарство и достаточно неприятное.
Касаюсь кончиками пальцев сплетения вен, пытаясь рассмотреть едва заметные следы следы, просто научный интерес, никаких осуждений.

- Ну да, кололся раньше, - бросаю недовольно. - Уже три года как завязал. И не собираюсь начинать.
Свободной рукой, как только он вынимает иглу, притягиваю Тринадцатого к себе и целую. Колотит. Хочу согреться. Хотя бы привязанностью этого безумца.

И зачем все это мне рассказывать? После своих зависимостей я просто не в праве что-то говорить другим. Отвечаю на поцелуй и выпадаю из реальности на некоторое время. Этот мальчишка умеет заставлять концентрировать внимание исключительно на нем. Поправляю плед, сильнее закутывая в него Тэса и обнимаю, притянув ближе.

2010-08-11 в 19:52 

Не ошибаются только мертвые!
Оба таааакие психи, но пленительно-очаровательные психи )))

2010-08-11 в 20:19 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Camilla Nobilis
Рад, что понравилось))
О Тринадцатом стоит еще цикл от Иксового читать - как он потерял глаз и дошел до жизни такой)

2010-08-11 в 20:24 

тварь лабораторная
Camilla Nobilis
О, это майн либен) Тринадцать - это первый персонаж, который поселился в моей голове)

2010-08-11 в 21:33 

Не ошибаются только мертвые!
Solet SerCro я про психов люблю читать, но когда они как бы это выразиться, вменяемые что-ли. Ну, то есть, их до этого довело что-то или кто-то, а не сами по себе такие...

xxx_13 мне Иллюзия обмана тоже очень понравилась, она более психологически насыщенная что-ли ничего что я тут коммент пишу, а то лениво искать ссыль :shuffle:.

Тринадцать - это первый персонаж, который поселился в моей голове)
Не сочтите за наглость, но есть про него еще что-то? окромя Благодарности

2010-08-11 в 21:49 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Camilla Nobilis
Ну собственно crazy doctor - похоже, наш любимейший типаж))
Есть Иллюзия обмана и будут, надеюсь, еще тексты

2010-08-11 в 22:03 

Не ошибаются только мертвые!
и будут, надеюсь, еще тексты
Solet SerCro ну, будем ждать.

2010-08-11 в 22:04 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Camilla Nobilis
Это хорошо, когда тексты ждут)

2010-08-11 в 22:33 

тварь лабораторная
Camilla Nobilis
О, благодарррьу) *смущен и польщен*

Иллюзия, она просто как набор голых эмоций, в ней даже проблемно что-то связное разобрать, одни мысли потоком. А есть еще первая часть, время, когда Лаборатория еще не была разрушена. Я ее еще раз вычитаю и выложу)
А в сообществе есть иллюстрации как раз по теме и, думаю, они еще будут) Все под тегом Номер_13.

2010-08-11 в 23:12 

Не ошибаются только мертвые!
А в сообществе есть иллюстрации как раз по теме
Обязательно посмотрю. Мне вот Тэс напомнил один фильм про альбиноса, правда он был более чем печальным...

2010-08-13 в 22:55 

Дениза
Граждане РФ, которые плохо вели себя в этой жизни, после смерти попадут опять в РФ.
Только я обрадовалась, что началось наконец развитие и стало хоть немного понятнее, как оказалось, что уже конец. Такой облом - по другому и не скажешь. Я внешностью альбиносов сама восхищаюсь, поэтому грустно, что написано так мало, тем более что характеры героев приглянулись.

2010-08-13 в 23:09 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Дениза
Про Тэса есть еще истории) Рад, что понравилось)

2010-08-14 в 13:09 

Дениза
Граждане РФ, которые плохо вели себя в этой жизни, после смерти попадут опять в РФ.
Solet SerCro Какие? Я прочитала только то, что есть в этой группе, есть еще где-то?)

2010-08-14 в 13:18 

тварь лабораторная
Дениза
Изначально, Тэс был оригинальным персонажем моего мира, по которому я и пишу. Но потом я встретил чудесного соавтора Solet SerCro, он мне и помог с данным текстом. Есть Сол еще захочет писать по ним вместе, я буду только рад)
Уже написанное продолжение есть, думаю, вскоре его можно добавить в сообщество)

2010-08-14 в 13:45 

Граждане РФ, которые плохо вели себя в этой жизни, после смерти попадут опять в РФ.
xxx_13 я правильно понимаю - предисторию надо искать на вашем дневнике?.. Видимо как и написанное продолжение...))

2010-08-14 в 13:54 

тварь лабораторная
Дениза
Нет, оригинальная история начинается с этого www.diary.ru/~sjx-text/p111174887.htm, затем остальные истории, как воспоминания до и после. Выкладывать буду все здесь, сообщество и создавалось для наших текстов)
Постараюсь продолжение "Встречи" выложить сегодня. Если есть вопросы по миру и персонажам, можно ко мне на у-мейл) Отвечу там, дабы не спойлерить)

2010-08-14 в 14:25 

Дениза
Граждане РФ, которые плохо вели себя в этой жизни, после смерти попадут опять в РФ.
xxx_13 Но ведь в иллюзии тоже практически все события уже после взрыва лаборатории, о которой так ничего и не известно, как не понятно и кто такая Миа, что с ней, для чего вообще о ней сказано...
Я попробую дождаться продолжения - может быть оно прольет свет на непонятные моменты... )

2010-11-20 в 21:46 

Рано или поздно, так или иначе...
такое все живое... и через "я"... как же я люблю фики от первого лица, когда они такие настоящие^^ Тринадцатый просто завораживает, чем дальше, тем больше

2010-11-20 в 22:22 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Nakatama
Серия про Встречу наш первый опыт такого перекидывания pov, и я рад, что она понравилась)
Я еще рекомендую "Базу Змеиную" в том же стиле

2010-11-20 в 22:26 

Дениза
Граждане РФ, которые плохо вели себя в этой жизни, после смерти попадут опять в РФ.
Кстати, а продолжения до сих пор никакого нет?

2010-11-20 в 22:30 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Дениза
К сожалению, нет. У нас за последние 2 или 3 месяца не написано практически ничего, так что упс :nope:

2010-11-20 в 22:44 

Дениза
Граждане РФ, которые плохо вели себя в этой жизни, после смерти попадут опять в РФ.
Solet SerCro а почему так?(( Интерес потерялся или просто некогда? В любом случае желаю вдохновения))

2010-11-20 в 22:52 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Дениза
все в наличии - у соавторов время йок. А меня одного без них коротит, вон Икара никак не добью, хотя прекрасно знаю, о чем речь, и вторую часть Мышонка... (

2010-11-20 в 22:58 

Рано или поздно, так или иначе...
"База" в моём списке следующая^^ пока мне так качественно вынесло мозг, что я буду переваривать даже не прочитанное, а проглоченное^^

2010-11-20 в 23:02 

Дениза
Граждане РФ, которые плохо вели себя в этой жизни, после смерти попадут опять в РФ.
Solet SerCro простите, не поняла что значит "время йок" :pink:

Мышонка я так и не прочитала, кстати. Хорошо, что напомнили)

2010-11-20 в 23:04 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Дениза
Времени нет) один налаживает очнь интересный проект, второй учится -_-

2010-11-20 в 23:10 

Дениза
Граждане РФ, которые плохо вели себя в этой жизни, после смерти попадут опять в РФ.
Solet SerCro честно говоря мне трудно понять что такое когда нет времени) Я считаю, что если есть инетерс, то и время найдется...

2010-11-20 в 23:20 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Дениза
Когда человек уходит на работу в 8 утра, возвращается в 8 вечера и все остальное время ходит как зомби, имея в глазах один лишь Линукс - у меня лично рука не поднимается требовать писать. Ночами надо спать хоть иногда :nope:
а во втором случае это с 6 утра до 20 вечера, с работой на выходных с 8 до глубокой ночи. Вы действительно думаете, что в таком режиме реально что-то писать? Тут вспомнить бы. как зовут и жрал ли хотя бы позавчера.
Я это объясняю, потому что мои соавторы весьма переживают по поводу того, что не пишут, и я хочу их защитить от лишних нервов, связанны с подергиваниями от читателей.

2010-11-20 в 23:42 

Дениза
Граждане РФ, которые плохо вели себя в этой жизни, после смерти попадут опять в РФ.
Solet SerCro если мои слова прозвучали как упрек или что-то подобное прошу прощения, правда не хотела. Я понимаю, что когда читатели нудят про проду это никак не способствует творчеству и решению проблем. Я всего лишь имела в виду, что на свои интересы я нахожу время и мне трудно понять обратное.... Но я не хотела создать негативное впечатление от своих слов.

2010-11-20 в 23:48 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Дениза
Ну я объяснил, о чем речь, и не обижен))

2010-11-21 в 00:02 

Дениза
Граждане РФ, которые плохо вели себя в этой жизни, после смерти попадут опять в РФ.
Solet SerCro у меня кстати уже не первый раз возникает недопонимание с людьми на почве нехватки времени)) Я рада, что никого не обидела))

2010-11-21 в 00:07 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
Дениза
ничего страшного))
Просто я правда переживаю за своих дорогих соавторов

2010-11-21 в 00:39 

Дениза
Граждане РФ, которые плохо вели себя в этой жизни, после смерти попадут опять в РФ.
Solet SerCro все будет хорошо))

2010-11-21 в 12:27 

тварь лабораторная
Nakatama
Благодарю) Этот мир лучше читается от первого лица как раз.

Дениза
Времени действительно может не быть. Рад, что вы понимаете, что все люди разные, как и обстоятельства их жизни.
Прошу прощения, что не уделю достаточно внимания творчеству. Самого раздражает, но когда не смотря на жесткий график учебы приходится еще работать, то наступает такой неадекват, когда хочешь написать, а не можешь. Потому что в голове если не мысли об атомной эмиссии последнего опыта, так варианты как найти деньги на лекарства. С этим графиком я дома появляюсь хорошо если пару дней в неделю.

Solet SerCro
Чувак, спасибо, что поддерживаешь и следишь за сообществом. Не знаю, что бы без тебя делал.

2010-11-21 в 14:39 

Solet SerCro
With a crew of drunken pilots, Were the only airship pirates!
xxx_13
Я тут пока самый свободный) Ничо, начну переход - скину сообщество на Джейда, пока сам в бинтах валяццо буду, вот когда ужос-то настанет) Это стебное жЫвотное еще и лениво))))
А ты держись. Справимся.

2010-11-22 в 00:31 

Дениза
Граждане РФ, которые плохо вели себя в этой жизни, после смерти попадут опять в РФ.
xxx_13 мне даже стыдно стало, что я вообще заговорила) Просто я всегда забываю о том, что на что тратить свое время это личное дело каждого. Хотя я и не пытаюсь навязать свой взгляд, я не всегда могу просто промолчать промолчать)

   

Записки из ноосферы

главная